ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

"Жизель" 11 декабря 2011 г. - А.Матвиенко, Н.Цискаридзе, А.Иосифиди

Николай Цискаридзе станцевал в спектакле Мариинского театра Альберта в «Жизели». Ввод был экстренным, и для многих зрителей – совершенно неожиданным. Ещё бы! В афише стояла фамилия Лопаткиной, и публика покупала билеты «на неё». Не у всех дома есть интернет, и не все зрители, пришедшие на эту «Жизель», были в курсе о замене.
Я не знаю, какова была причина отказа Лопаткиной от спектакля. Остаётся позлорадствовать в отношении администрации, которая оказалась в дурацком положении. На эту «Жизель» зарядили такие цены, что просто заменить балерину на солистку (и даже на другую балерину) – значило навлечь на себя массу неприятностей (хотя формально, полагаю, никаких санкций применить к балетному управлению никто бы не смог). И тогда нам решили заменить одну «звезду» на другую -:)

Почему партнёршей Николая оказалась Матвиенко – я тоже не знаю. Тем не менее, спектакль прошёл при полном аншлаге (хотя дорогие билеты в день спектакля в кассе всё-таки были) и при очень горячем приёме публики.

Состав с сайта театра:
Дирижер
Михаил Агрест
В главных партиях
Жизель – Анастасия Матвиенко
Граф Альберт – Николай Цискаридзе
Ганс – Илья Кузнецов
Мирта – Александра Иосифиди
Классический дуэт: Анастасия Никитина, Алексей Тимофеев

Так получилось, что много лет назад, в 1998 году, я сознательно отказалась от «Жизели» с Лунькиной и Цискаридзе. Большой и Мариинский театры проводили обменные гастроли, и к нам привезли две «Жизели». В другом спектакле солировали Ананиашвили и Филин. Поскольку мне пришлось выбирать из двух составов один (по материальным соображениям), я рассудила, что на молодёжь полюбоваться ещё успею -:) По иронии судьбы, до вчерашнего вечера я не видела в «Жизели» ни Лунькину, ни Цискаридзе.

Естественно, что вопрос «идти-не идти» для меня не стоял. «Когда, как не в этот раз?» - вот тот вопрос, который я задала самой себе. В итоге оказалась в боковой ложе второго яруса.

Писать про этот спектакль мне нелегко. Но всё-таки попробую -)

Начну издалека (уж не обессудьте!). Мне очень нравятся такие нестандартные ситуации, как эта ситуация с «Жизелью». Вообще, я очень люблю смотреть в наших классических спектаклях на гастролёров. Иногда вдруг открываешь для себя совершенно удивительные вещи!

Явление Цискаридзе в нашей мариинской «Жизели» можно назвать событием. Его Альберт был совершенно замечательным! Сразу скажу: да, были у него технические огрехи. Самый большой случился при исполнении диагонали второго акта - Николай поскользнулся и сбился с ритма. Похоже, расстроился -:( Пару раз в партерных поддержках второго акта они с Матвиенко испытывали трудности. Тем не менее, мне не хочется акцентировать внимание на этих сбоях. Лучше всё-таки сосредоточиться на той необычной трактовке образа Альберта, которую представил нам Цискаридзе.

Итак, это был аристократ. Не юный мальчик, конечно. Бывалый ловелас – да, пожалуй. Циничный? Наверное, да. Первая же сцена с Оруженосцем прошла не так, как проходит в Мариинке. Оруженосец просит Альберта отказаться от ухаживаний за Жизелью. Альберт слушает его, не слыша. Улыбается предстоящей встрече. Наконец, он меняется в лице; выражение лица из мечтательного становится жёстким и надменным. «Не смейте мне указывать, что я должен делать! Кто Вы такой, в конце концов?» - вот примерно та реплика, которую «произнёс» герой Цискаридзе.

В сцене с Гансом Альберт никак не выдаёт себя. Ганс догадывается о знатном происхождении Альберта не потому, что Альберт хватается за отсутствующую шпагу (так сейчас играют в Мариинке практически все исполнители этой роли, но только не Цискаридзе), а, скорее, по взгляду, который бросает на него соперник.

В сценах с Жизелью этот Альберт чувствует себя «на коне». Наивная девочка не знает, как себя вести с кавалером. А кавалер прекрасно знает, как надо действовать -:)

Всё меняется, когда происходит несчастье. Жизель мертва! Альберт кидается к бездыханному телу, пытается оживить несчастную девушку… Берта отталкивает его, и наш герой понимает, что это – конец –( Не думала, что этот Альберт кинется искать поддержки у пейзан. А он кинулся! Пейзане отворачиваются… Альберт застывает на месте. Верный Оруженосец уводит его, причём делает это не с первой попытки -)

Во втором акте мы видим убитого горем человека. Выход Альберта в исполнении Цискаридзе можно изучать на уроках актёрского мастерства -) Я вообще впервые видела в этой сцене актёра, а не условного «балетного принца». Возможно, за это в Николая кое-кто бросит камень. Позы Альберта были не «балетные», а «драматические» - без развёрнутых в «правильные» позиции ног. Чисто эстетически наблюдать за артистом было очень интересно!

Альберт долго не может поверить в то, что перед ним – Жизель. Он слишком «взрослый», чтобы поверить в подобную чертовщину… Тем не менее, встреча с вилисами выводит его из состояния прострации.

Судя по трактовке Цискаридзе сцен второго акта, он читал сценарий «Жизели», опубликованный в Париже в 1882 году -:) В свою очередь, этот сценарий в переводе на русский язык поместил в своей книге «Драматургия балетного театра XIX века» Ю.И.Слонимский.

Вы никогда не задумывались над тем, почему Жизель увлекает Альберта к кресту на своей могиле, когда появляются Мирта и другие вилисы? Как написано в упомянутом сценарии, только крест может спасти его от чар нечистой силы (а вилисы – это и есть нечистая сила)! И Жизель сама говорит ему об этом. То есть – если бы Альберт остался стоять, прижавшись к кресту, то никакие вилисы были бы ему не страшны!

Цискаридзе, пожалуй, единственный Альберт из тех, кого я видела на сцене, который откровенно молился, стоя на могиле Жизели! Я смотрела на него и думала: неужели это так трудно – просто задуматься над трактовкой этой мизансцены, прочувствовать её и воплотить в жизнь? Почему никто из наших Альбертов не додумался до такого простого решения? В общем – браво, Николай! -:)

Раз уж написала о сценарии, то продолжу эту тему. Почему Альберт всё-таки не остаётся стоять у спасительного креста, а устремляется вслед за Жизелью? Сценарий даёт на это простой ответ: Жизель не может не подчиниться Мирте. Мирта заставляет её танцевать, а Альберт принимает решение – последовать за духом возлюбленной и соединиться с ним навсегда. Недаром балет «Жизель» - романтический балет, а не бытовой -) Как жаль, что зачастую исполнители про это забывают!

Танцевал Цискаридзе хорошо, но, как я уже написала выше, с ошибками. Если честно – мне было всё равно, есть ли погрешности в его танце. Я увидела на сцене мастера, который понимает, почему и зачем он исполняет то или иное па. В вариации делал очень красивые заноски, да и в первом акте в небольших танцевальных кусочках умудрялся показывать мелкую технику.

Кстати, мне очень понравились его костюмы.

Конечно, надо хотя бы немного написать и о Жизели Матвиенко. Видела её в этом балете впервые, и в целом впечатления положительные. Роль она сделала без всяких изысков. Милая наивная девочка влюбилась, а возлюбленный её обманул – вот и всё. Мне не понравилось, как Матвиенко в первом действии теребила юбку (как будто бы хотела её задрать – я так и не поняла, зачем?). Танцевала крепко, но довольно прозаически.

В начале второго акта идёт очень красивый дуэт (дуэттино, как написал какой-то балетовед) – с появлением Жизели перед Альбертом. Пока Цискаридзе разыгрывал положенную по такому случаю мизансцену, Матвиенко «трудилась» -( Именно так можно сказать о попытке танцовщицы исполнить адажио на середине –( Пожалуй, это был самый серьёзный «прокол» Матвиенко во втором акте. В аллегро она мне очень понравилась, особенно в коде.

Иосифиди-Мирта по сравнению с недавно увиденной мною Миртой Гумеровой была воздушна.

В классическом дуэте Тимофеев отчаянно пытался выполнить «всё как положено». В отличие от пластичного Цискаридзе, выполнявшего прыжки с заносками бесшумно, Тимофеев приземлялся очень жёстко. Но я всё-таки аплодирую ему за то, что танцовщик старается не упрощать вариацию и коду этого трудного дуэта.
Никитина немного недокрутила тур в финале вариации, но всё-таки для первого выступления станцевала неплохо.

В зале была очень тёплая атмосфера! То и дело спектакль прерывался аплодисментами – даже в тех местах, в каких обычно не аплодируют -) И вызовы после спектакля были очень дружные и продолжительные.

Трое главных героев получили большие букеты. Жаль, что у меня фотографии с букетами получились размазанными –(
Выкладываю то, что есть.



А.Матвиенко и Н.Цискаридзе




Главные герои перед занавесом - после многочисленных вызовов
Tags: А.Матвиенко, Иосифиди, Цискаридзе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →