ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

"Любовный напиток" в Мариинке 3 марта 2011 г. - Домбровская, Леонтьев

На спектакль пошла из-за Леонтьева-Неморино. И он меня, увы, разочаровал… И не только он, кстати-:(

Пели: Ж.Домбровская – Адина, С.Леонтьев – Неморино, В.Коротич – Белькоре, Н.Каменский – Дулькамара, Л.Елина – Джанетта. Дирижировал Л. Ди Мартино.

О Леонтьеве среди любителей оперы слухи ходят – мол, это самый лучший тенор, поющий бельканто в Петербурге. Наверное, так оно и есть. Но этот тенор поёт в театре «Зазеркалье», где совсем другой объём зала. Очень давно хочу сходить послушать его в «Золушке» Россини. «Зазеркалье» открылось после ремонта, и теперь уже всё зависит от моей сноровки-:) Певец уже третий сезон числится и в Мариинке, но ролей пока получил немного. Иопас в «Троянцах» Берлиоза – небольшая партия. Альмавива в очень спорной версии на русском языке – это два. И вот теперь – Неморино. Может быть, Леонтьев ещё что-то спел в Мариинке, но мне об этом ничего не известно…

Итак, пресловутая итальянская деревня рубежа 50-х-60-х годов 20 века оказалась не такой уж и чудовищной. Нормальная постановка, если не считать того, что нам назойливо показывали снопы сена. Если в первой картине это было уместно, то в третьей (а точнее – во втором действии) уложенные рядом с помостом, сколоченным для танцев на свадьбе, тюки с сеном смотрелись нелепо.

Пару раз через сцену стремглав пробежала маленькая собачка неопознанной мою породы (наверное, дворняжка), вызвав оживление в зале. Во второй и третьей картинах на дальнем плане постоянно кто-то ездил на велосипеде. Дулькамара въезжал в деревню на трейлере. Наконец, Неморино, выпив вторую порцию «любовного напитка», въехал на сцену на тракторе. В общем, нас всячески пытались развлечь (как могли).

Поначалу Домбровской и Леонтьеву приходилось прыгать по тюкам, распевая на ходу арии и дуэты. Не слишком удобно это, да и не слишком нужно по сюжету. Хор, расположившийся «для отдыха» на сене, пел про то, как хорошо в жаркий полдень скрыться под сенью деревьев -:) В общем, мельтешение певцов и хористов отвлекало зрителя от музыки (меня, по крайней мере). В других мизансценах Адина тоже прыгала и скакала, но уже на земле. Свою хитовую арию Неморино спел, стОя на тюках. Потом на этих же тюках влюблённая пара целовалась.

Странное впечатление оставила Елина. Партия Джанетты маленькая, но ведь и её надо спеть! У меня сложилось впечатление, что девушка не готова к сцене. Или она просто волновалась?

Коротич-Белькоре, пожалуй, из всех исполнителей был наиболее органичен, хотя назвать его пение блестящим я не могу.

Каменский произвёл ужасающее впечатление -:( И вокально не порадовал, и ещё умудрился несколько раз разойтись с оркестром, причём очень сильно. Кстати, не могу понять назначение накладного живота у этого персонажа. Неужели без него нельзя? Если режиссёр думает, что накладной живот – это смешно, то я с ним категорически не согласна. Смешно – это когда певец поёт и играет так, что зрителю весело -:) А мне было грустно, когда я смотрела на Каменского и слышала, как он поёт Дулькамару…

Домбровскую очень ругали за вульгарность её Адины. Могу сказать, что мне эта героиня показалась вполне узнаваемой. Бойкая девица, которая сумела внушить окружающим, что она – красавица -:) Так в жизни бывает. Вроде бы – и посмотреть-то не на что, а, поди ж ты – барышня ходит в записных красотках -:) Может быть, эту Адину считали красавицей потому, что она была богата?

Я бы всё-таки причесала певицу по-другому. Адина проходила весь спектакль с двумя не слишком аккуратными «хвостиками». По-моему, это уже перебор -:( Лишь в сцене с нотариусом героиня переодевается в «приличное» платье и нормально причёсывается. Как бы там ни было, но Адина – девушка зажиточная. Даже её ситцевое платье должно выглядеть интереснее и «богаче», чем у других женщин. А нам показали разбитную девицу, причёсанную кое-как, да ещё и в каком-то платье-халате. Даже некоторые хористки (батрачки, работающие на Адину) были одеты лучше.

Пела Домбровская очень по-разному. Первая картина прошла у неё хорошо, хотя им с Леонтьевым приходилось слишком много мельтешить. Во второй картине она мне уже не понравилась. В пении чувствовалось напряжение. В финале оперы, однако, Домбровская в моих глазах реабилитировалась. Последнее объяснение с Неморино было спето с большим чувством.

Леонтьев спел с переменным успехом. Поначалу мне казалось, что он просто не слишком громко поёт, но поёт хорошо. Потом «не слишком громко» осталось, а «хорошо» куда-то испарилось -:( В главном «хите» оперы Una furtiva lagrima Леонтьев умудрился даже прохрипеть (чуть-чуть). В общем, вроде бы и музыкальный певец, и голос у него с красивым тембром, а что-то всё равно не то -:( Списывать всё на волнение как-то глупо, мне кажется. Певец он опытный. Либо это просто был не его день, либо он элементарно не может озвучить такой «тяжёлый» зал, как зал Мариинки.

Публика аплодировала исполнителям без особого энтузиазма, но всё же неплохо. После выноса букетов певцы и дирижёр немножко покланялись перед занавесом – и всё.

Кое-какие фотографии с поклонов:
 
В.Коротич. Позади - Елина-Джанетта.

Коротич, ди Мартино, Домбровская, Каменский, Леонтьев

Они же

Каменский и Леонтьев пропускают вперёд дирижёра.

Tags: Домбровская, Каменский, Коротич, Леонтьев, Любовный напиток
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments