ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Турандот 2 июля 2010 г. - Гулегина, Галузин, Шен Нань


Спектакль в целом понравился. Поначалу, правда, я просто была в шоке –:( Казалось, что такого ужаса в стенах видавшей виды Мариинки я не слышала никогда –:( Но, будучи по натуре оптимисткой, всё-таки припомнила пару-тройку спектаклей, которые были ещё хуже, и успокоилась -:)
Билеты на эту «Турандот» покупала очень давно, как только объявили, что заглавную партию будет петь Мария Гулегина. Поначалу расценки были обычные; но, пока я уточняла, кто составит мне компанию (были варианты), билеты резко подорожали. Заявленный Галузин в партии Калафа уже давно не вызывает ажиотажа у публики (таковой был, помнится, ещё лет пять назад). Китаянка Шен Нань в составе появилась не сразу (Лю долго числилась Павловская). Выходит, театр решил подзаработать на Гулегиной. И то сказать – редкая она птица в нашем городе, но всё же в последние годы залетает приезжает на фестиваль (спасибо, конечно, ей за внимание к Петербургу, но мне сдается, что она просто стала не так востребована в Европе и США, как раньше).

У меня даже лишний билет спросили! Чудеса!-)) На сайте театра ещё утром в продаже оставалось от силы билетов 10 – в партер и бенуар. Естественно, по полному тарифу (он у театральной администрации нынче очень популярен).

Войдя на свой второй ярус, я услышала оркестровую репетицию хора. До начала оставалось полчаса, а Гергиев ещё что-то «подправлял». Публика уже привыкла к тому, что на спектаклях под управлением маэстро начало отодвигается не меньше, чем на пятнадцать минут. Так и вышло. Запустили нас в зал незадолго до семи часов вечера, а сам спектакль начался с пятнадцатиминутным опозданием.

Пели: М.Гулегина – Турандот, В.Галузин – Калаф,  Шен Нань (Китай) – Лю, Г.Беззубенков – Тимур,. А.Спехов – Пинг, А.Тимченко – Панг, О.Балашов –Понг, Э.Умеров – Мандарин, В.Вихров - Альтоум. За пультом – САМ.

Я отвыкла от приличного звучания оркестра на мариинской «Турандот». Поначалу радовалась, слушая оркестр и хор. Мандарин довольно чётко произнёс свои фразы. В общем, проблемы начались тогда, когда запели Тимур, Лю и Калаф. То ли зона у моей ложи была «глухая» (я сидела в 17 ложе 2 яруса, второй от сцены), то ли маэстро был поглощён исключительно симфонической составляющей оперы, но только певцов слышно не было-((

Дальше – больше. Начались арии. У Тимура арии нет, правда, но есть довольно выразительные фразы. Беззубенкова иногда даже было слышно. Вообще-то, его Тимур не был так уж немощен. Зачем ему поводырь, если он бодр и зорок? Сразу же узнал сына, и вообще произвёл на меня впечатление человека в полном расцвете сил-)

Китаянка разочаровала страшно-(( Пела тихо и некрасиво (с моей точки зрения, разумеется). Некрасиво – это значит с каким-то грохотанием(( Форсировала голос, пытаясь из пиано сделать форте. Партия Лю – лирическая, а мне чудилась барышня, призывающая Калафа на баррикады решающая какие-то свои проблемы, но не влюблённая в Калафа. Вообще, в моём восприятии пения очень важен тембр голоса (любого - и мужского, и женского). Я могу певцу многое простить, в том числе и «петухи», если тембр мне нравится. Шен Нань показалась певицей с неопределённым голосом – «никаким» -((

Ответ Калафа был под стать просьбам Лю –( Обожаю арию «Non piangere, Liu» , причём в исполнении очень многих певцов. Галузин, конечно, сыграл так, как надо. Он вообще очень органичен в роли Калафа, и его трактовка мне нравится. Но петь-то тоже надо! После первых фраз стало ясно, что у нашего тенора большие проблемы. Не в смысле – проблемы вообще (дай Бог ему здоровья и всяческого человеческого счастья!), а проблемы в этом конкретном спектакле. Верхние ноты вытягивались с трудом. Взяв ноту, певец быстренько её «бросал обратно». Сипел –( В общем, скорее не пел, а разговаривал. Надо отдать ему должное – на протяжении всего спектакля Галузин не подавал и виду, что что-то не так, прибегнув к помощи кочерги и какой-то матери харизмы, которая у него до сих пор имеется в избытке-)) Очевидно, его уверенность в себе передалась бОльшей части зала. Но об этом – позже.

Финал первого акта и мой любимый секстет прошли бледно. Оркестр, правда, играл бесподобно, но певцам по-прежнему мешал. Увы-(

Министры пели тоже как-то тихо. Настрение моё упало ниже плинтуса ((

Наконец, настал момент, ради которого я и явилась в театр. Запела Гулегина. Громко запела! На сцене, наконец-то, появился человек, способный «пробить» оркестр-) Но и к ней поначалу у меня были претензии. Певица злоупотребляла пиано, хотя, возможно, это у неё трактовка такая. Ария Турандот, как говорится, на слуху. Не буду сравнивать Гулегину с выдающимися певицами прошлого. Она сама – выдающаяся певица -)) И в итоге именно она «вытянула» на себе весь спектакль, придав ему довольно высокий уровень своим вокалом. Сцена загадок мне уже понравилась. Наконец, третий акт Гулегина провела бесподобно. Она довольно интересно сыграла свою героиню, не прибегая к каким-то слишком оригинальным актёрским приёмам. Жестокая и надменная, её Турандот всё-таки была напугана, потому что Калаф отличался от всех других претендентов на её руку…

Третий акт (который у нас второй – после антракта) вообще удался. То ли певцы кое-что сказали Гергиеву, то ли сам дирижёр решил поберечь их голоса (а что – они ещё ему пригодятся, певцы-то), но только оркестр звучал по-прежнему замечательно, а певцов вдруг стало слышно.

В антракте моя компания думала-гадала: вытянет Галузин «Нессун дорму» или нет? Что он там сейчас делает за кулисами: полощет горло, дышит над паром, или применяет какой-нибудь эффективный способ реанимации голоса? За Гулегину никто не волновался, про Шен Нань вообще не вспоминали. Вроде бы у девушки есть призы на международных конкурсах, а поёт она как-то маловразумительно-((

В итоге все три главных героя чудесным образом преобразились. Конечно, в меньшей степени это относится к главной героине вечера Гулегиной. Первым «отстрелялся» Галузин. Конечно, он спел с довольно большим напряжением, но всё же спел достойно. Мне, по крайней мере, стыдно за него не было. После первых двух актов его пение в третьем акте вообще показалось очень приличным. Кстати, впервые после поднятия занавеса раздалась овация (аплодисменты после первого действия я не считаю).

Потом настала очередь реабилитации Шен Нань. Вдруг обнаружилось, что у певицы – мощнейший голос, хотя и не очень хорошо обработанный. В интонациях появилась скорбь и печаль…Не могу сказать, что я была в восторге от этой Лю, но в целом она спела тоже весьма достойно.

Наконец, финальный дуэт Турандот и Калафа лично на меня произвёл сильное впечатление. Поскольку Галузин явно был не в голосе, он провел эту сцену несколько иначе, чем обычно. Его Калаф вдруг стал нежным -)) Турандот после поцелуя просто рухнула на колени – ноги у неё, очевидно, подкосились-) В её пении послышались жалобы на судьбу. Неприступная принцесса оказалась слабее, чем это можно было предполагать.

Финальный хор прозвучал мощно – пожалуй, впервые на моей памяти (обычно хористы халтурят в финале, предвкушая окончание трудной и, как иногда кажется, постылой работы).

В общем, начавшийся «за упокой» спектакль окончился «за здравие». Бывает и такое!

Началась долгая овация. Группа поддержки китайской певицы очень старалась создать ей триумф (говорят, в зале было довольно много китайцев). Возможно, я такая придирчивая, что не оценила её мастерство. Но, вообще-то, она ведь в итоге мне понравилась… Да и зал ведь состоял не только из китайцев, и аплодировал восторженно-:))

Галузину тоже довольно много орали «Браво!». Он всем своим видом показывал, что доволен приёмом публики и самим собой (сомневаюсь в последнем предположении, потому что считаю Галузина умным человеком). Наконец, при выходе на поклоны Гулегиной зал зааплодировал ещё громче. Я сама ей пару раз крикнула «Брава!»-:) – было за что. По-моему, это её партия – по темпераменту прежде всего. Пусть специалисты решают, что и как она недопела или перепела; лично я осталась очень довольной, потому что послушала, наконец, хорошую певицу в такой «убойной» партии, как Турандот.
Естественно, свою овацию получил и маэстро. В общем, все признаки «звёздности» спектакля были налицо, включая огромные букеты всем главным исполнителям и небольшие – не главным.

Если подвести итог, то он таков. Когда-то на первых фразах Калафа в исполнении Галузина «Padre, mio padre!» меня как будто током ударило – так здОрово это всё звучало! Вся партия была «впета», роль – продумана до мелочей. Увы, чудес не бывает. Сейчас певец поёт иногда лучше, иногда хуже, но уже никогда не споёт так, как прежде –(( Если я ошибаюсь – буду, естественно, очень рада.

В прошлом году я впервые услышала Гулегину в живом спектакле (это был «Набукко» Верди). Не могу сказать, что пришла в восторг, но всё же она произвела на меня хорошее впечатление. «Турандот» понравилась гораздо больше. Впереди – премьера «Аттилы» Верди. Билет, естественно, припасён-)) Надеюсь, певица оправдает мои ожидания.

Кое-какие фотографии с поклонов: 

Г.Беззубенков

Спехов, Балашов и Тимченко. На дальнем плане - довольный Беззубенков-:) 

Шен нань на поклонах вела себя так, словно она - главная "звезда" спектакля. Может, так и надо?-:)

Гулегина

Спехов, Гулегина,  Галузин, Шен Нань, Беззубенков

К певцам присоединился дирижёр. Все - с букетами!

Tags: Галузин, Гулегина, Турандот, Шен Нань
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments