ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

"Отелло" в Deutsche Oper - Франк Порретта, Аня Хартерос, Зейко Лучич

Вердиевский «Отелло» в берлинской Deutsche Oper интересовал меня исключительно из-за Хосе Куры. Про постановку прочитала в журнале Дольчева -:)) Бомжи, беженцы и военные не привлекали –:(Но в опере всё-таки главные люди – певцы (по моему стойкому убеждению). Даже если бы Отелло и Дездемона обитали на помойке, то я всё равно бы пошла на этот спектакль – из-за состава, заявленного чуть ли не за два месяца до 13 июня.

А Кура меня жестоко «кинул» -:((( Коварный!-:(

Увидев замену, я поначалу расстроилась. Всё-таки вся эта затея с посещением Deutsche Oper отняла у меня довольно много сил (пришлось продлить командировку на день и менять билет на самолет, что было не так-то просто сделать). Но, в конце концов, в «Отелло» есть ещё две партии, ради которых стоило пойти на спектакль – Яго и Дездемона. К тому же где-то глубоко внутри закралась мысль: а вдруг исполнитель, заменивший Куру, окажется не так уж и плох?

В буфете мне подали очень хороший кофе за два евро. Бабульки – божьи одуванчики, сидевшие по соседству за моим столиком, глядя на фотографию Куры в буклете, посвящённом премьере «Отелло», вздыхали, говоря: «Schade!» (то бишь "Жаль"!). Я поняла, что в своём разочаровании не одинока-:)

Театр был забит практически до отказа. Сидела я шикарно - в третьем ряду партера. Всё слышно и видно было великолепно. Подозреваю, что акустика в этом зале очень хорошая. По крайней мере, в Мариинке в первых рядах партера зачастую слышно только оркестр.

Вот отсканированная программка этого спектакля:
 

Оркестр во главе с Патриком Соммерсом произвёл на меня очень хорошее впечатление – тем, что я его практически не замечала. Никто никого не пытался заглушить. Все просто занимались своим делом, и делали это дело очень хорошо.

Коротенько о постановке. На первых же звуках оркестра открылся занавес. Публика увидела какие-то нары-клетки. В каждой такой клетке-ячейке сидело по одному или два хориста бомжеватого вида. Точнее, это явно были беженцы из «горячих точек». Во всех ячейках мерцали экраны телевизоров, по которым передавали рекламу и репортажи (вроде бы как раз о «горячих точках»). В центре сцены разместились двухэтажные нары-кровати, возле которых ошивались детишки разных возрастов. В самом начале спектакля детишки подошли к рампе, держа в руках рисунки, на которых были изображены какие-то незамысловатые каракули. После этой немой сцены кое-кто из детей и взрослых взял чёрную краску и стал мазать себе лицо.

На протяжении всего спектакля (кроме двух сцен в спальне Отелло и Дездемоны) по сцене ходили плохо одетые, плохо умытые и нечесаные персонажи. Парочка женщин была явно не в себе. Одна была слепая –((

Отелло, Яго, Кассио, Родриго и Лодовико были в шинелях, из-под которых выглядывала плохо отглаженная военная форма. В общем, зритель увидел не самое красивое зрелище – смутное время, озабоченных военных, уставший простой люд…

Самым приличным человеком оказалась Дездемона, одетая в красивое, хотя и простое платье синего цвета. В последней сцене платье сменила белая ночная рубашка, на которую было наброшено свадебное платье. Эмилия весь спектакль проходила в зелёном платье.

Трагедия Отелло на фоне всего этого безобразия показалась несколько надуманной. Кругом – хаос, разруха; дети постоянно клянчат у взрослых деньги. А тут – история с исчезнувшим платком, ревность… До неё ли в такие тяжёлые времена? Получается – до неё –:(

К программке прилагался буклет, в котором постановщики объясняли свой замысел. Я его не изучала, ибо уже устала от подобных глубокомысленных разглагольствований –:( Возможно, авторы режиссуры имели в виду что-то совсем другое (а не то, что я увидела), перенеся действие в наши дни.

Финальная сцена поставлена довольно эффектно. Кровать в спальне Отелло и Дездемоны имеет что-то вроде балдахина, который покоится на четырёх столбиках. Вот к одному такому столбику Отелло прижал шею несчастной Дездемоны. Она изящно обхватила столбик руками, скрестив их перед собой, и обмякла, уронив голову… Кстати, я почему-то решила, что душить Дездемону Отелло будет с помощью того самого платка. Дело в том, что ревнивец разорвал его на полоски, а потом связал их. Получилась вполне приличная «удавка». Но платок свою роль уже отыграл, и в удушении не участвовал.

Разоблачённый Яго почему-то беспрепятственно удалился в левую кулису, «послав» всех присутствующих куда подальше. Отелло застрелился (почему-то через подушку, и почему-то стрелял он в куда-то в живот). На последних аккордах ему удалось прислониться к мёртвой Дездемоне. Он обнял её и затих…

По моему скромному мнению, все исполнители пели замечательно, и к тому же здОрово играли. Хор был очень хорош! Наверное, во многом стройному звучанию хора способствовало его расположение на нескольких этажах, да ещё лицом к дирижёру.

Если бы я не была настроена послушать именно Куру, то и Отелло бы мне понравился без оговорок. Франк Порретта оказался американцем (я уж решила, что он итальянец). В программке, кроме состава на спектакль, была помещена краткая информация об этом певце (и, кстати, там же от имени Куры были принесены извинения публике). Порретта поёт весь «джентльменский набор» драмтенора – Радамеса, Альваро, Калафа, Каварадосси, Дика Джонсона, Андре Шенье, Ричарда… Я не перевела текст досконально, но поняла, что он начинал как лирический тенор.

Это, кстати, чувствовалось. Некоторые места он пел уж слишком нежно, хотя что-то в этом было -)) Мне понравилась, как он провёл сцену с Яго в конце 2 акта, и финальную сцену с Дездемоной. Безусловно, это очень неплохой певец и актёр, но так называемая харизма у него явно отсутствует, несмотря на длинные волосы, завязанные в «хвост», и серьгу в левом ухе -((
Вот его фото с сайта Deutsche Oper. Только сейчас он выглядит гораздо старше -) : 
 

Яго- Зейко Лучич был очень хорош! Парочку раз голос у него задрожал, но я простила ему некоторые недочёты вокала за хорошую игру. Лучич показал карьериста и циника. Не очень-то он и напрягался, плетя интригу. Так, как бы походя, он решил немного поразвлечься. Как я уже упомянула, Яго в финале никто не арестовал. Получается – Зло победило малыми средствами.

Джозеф Канг – Кассио был вполне на месте. Пел хорошо красивым лёгким тенором. Его ярко выраженная азиатская внешность всё-таки лично мне мешала воспринимать его персонажем трагедии Шекспира –(

Лиана Кеган –Эмилия сначала потрясла меня габаритами. Отвыкла я от таких больших тётенек на оперной сцене. Кстати, когда дело дошло до ансамбля в конце третьего действия, певица выдала такой мощный звук, что всех заглушила. Кстати, на поклонах она получила очень хорошую овацию, несмотря на то, что пела второстепенную партию.

Наконец, Аня Хартерос – Дездемона меня просто покорила! Это была единственная исполнительница, к которой у меня не было претензий вообще. Певица прекрасно выглядела (временами напоминала постройневшую и помолодевшую Чечилию Бартоли), замечательно играла и изумительно пела. После сцены в последнем действии (песни про иву) ей устроили настоящую овацию – единственную в этот вечер. Вообще-то, спектакль шёл, не прерываясь на аплодисменты, и только при смене картин, когда занавес закрывался, публика начинала аплодировать. Меня берлинская публика приятно удивила – все тихо сидели, пережидая смену декораций (у нас зал обычно жужжит как улей), не говоря уж о том, что никто не болтал во время действия. Мобильников я тоже не слышала.

На финальных поклонах самая большая овация досталась Хартерос, хотя и Порретта тоже должен быть доволен приёмом публики. Впрочем, хорошо аплодировали всем, включая дирижёра Патрика Соммерса.

Выйдя из здания оперы на улицу, я услышала гудящие автомобили. Берлин праздновал первую победу немецкой сборной на чемпионате мира по футболу. Так что после оперы я ещё увидела шоу под названием «Deutschland! Deutschland!»

А Кура меня всё-таки обманул –((

В зале было довольно темно для моего фотоаппарата, поэтому снимки выкладываю исключительно для отчётности. 

Отелло и Дездемона на поклонах - сразу же после закрытия занавеса

Единственное фото, на котором хоть как-то видно Лучича-Яго (крайний справа). Слева - Дездемона-Хартерос, в центре - Отелло-Порретта

Хартерос - уже после того, как большинство публики ушло из зала. Энтузиасты вызывали исполнителей несколько раз.  

Tags: deutsche oper, Лучич, Опера, Отелло, Порретта, Хартерос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments