ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Пиковая дама 27 марта 2010 г. - Аксёнов, Поповская, Дядькова.

Ах, какая «Пиковая дама» вчера была! Совершенно неожиданная! Для меня, по крайней мере-)))
Давно хотела сходить на спектакль, в котором Максим Аксёнов пел бы главную партию. Когда-то слышала его Альфреда – очень «бледного», надо сказать ((( Ещё в прошлом сезоне слышала его Измаила в «Набукко» - ничего особенного об этом персонаже сказать не могу. Правда, партия Измаила невелика…

Интерес к этому певцу возник после гала теноров, на котором Аксёнов меня удивил (в хорошем смысле этого слова). Мне показалось, что парень прогрессирует. Он очень молод, и имеет вполне сценическую внешность. На нашем безрыбьи, когда хорошего тенора днём с огнём не сыщешь, молодой стройный Герман – это событие, достойное внимания. И я решила сходить и посмотреть на нового Германа.

Говорят, что предыдущую «Пиковую» Максим еле-еле дотянул до конца – сил просто не хватило. Последние полгода его не было видно-слышно на наших подмостках. Кажется, Аксёнов пел Германа не то в Германии, не то в Италии. Выходит – потренировался «в заграницах» и вернулся к нам, чтобы предстать, так сказать, во всём блеске-))

Сидела я очень удачно – в крайней левой ложе бельэтажа. И слышно, и видно всех было хорошо.
В зале был аншлаг. Чтобы на опере галёрка была забита до отказа – такого я давно не припомню. Чудеса, да и только! В зале было полно иностранцев, причём многие были одеты очень нарядно. Видела некоторых дам в длинных платьях. Да и наши зрительницы тоже не отставали. В моей ложе сидели молодые и очень молодые люди. Все досидели до конца (опять чудеса!).

Дирижировал Б.Грузин. Пели: Герман – Максим Аксенов, Граф Томский – Василий Герелло, Князь Елецкий – Александр Гергалов, Графиня – Лариса Дядькова, Лиза – Елена Поповская (Московский театр Новая Опера), Полина – Злата Булычева, Сурин – Юрий Воробьёв, Чекалинский – Олег Балашов, Прилепа - Ирина Матаева (первое выступление). Амура танцевал Сергей Уманец.

Кстати, в этом составе меня привлёк не только Аксёнов. Я умудрилась ни разу не послушать Герелло-Томского и Дядькову-Графиню. Пыталась, конечно; но Герелло вседа был неуловим, и его в последний момент постоянно меняли, а Дядькова пела тогда, когда меня в театре не было((( Наконец, одна из моих любимейших партий в русских операх – Лиза – обещала новую для меня певицу, к тому же москвичку.

В общем, когда на сцене появился Томский-Герелло, спектакль заиграл яркими красками. Любимец петербургского общества успевал всюду: обменивался улыбками с дамами, прикладывался «к ручке», отдавал честь офицерам и т. п. Появление Германа прошло менее заметно-)

На сцену вышел худенький офицер с приподнятыми плечами, с опущенной головой, кутающийся в серый плащ. Было впечатление, что он мёрзнет. Не тут-то было! Когда настало время рассказать о причине своего странного поведения, Герман вдруг распахнул плащ, и мы увидели, что парень просто очень нервничает. Его руки были одеты в белые перчатки, и он сжимал-разжимал кулаки, рассказывая о своей любви к неизвестной красавице…


Вообще, я бы пожелала Аксёнову немного распрямиться - в самом прямом смысле этого слова))). Его персонаж напоминал вопросительный знак. Правда, в третьем акте Герман уже стал похож на восклицательный знак-)) Подозреваю, что сценическое поведение своего персонажа певец тщательно проработал, но всё же слишком «скрюченный» Герман вызвал у меня недоумение(((

После первой картины у меня было впечатление, что я смотрю немую «фильму», конец у которой будет очень, очень печальным… Чёрт возьми! Мне это так понравилось, что я даже простила Аксёнову неровный вокал.

Вот – пишу о поведении певца на сцене, и ни слова о пении. А пел он неплохо. «Я имени её не знаю» прозвучало весьма проникновенно. За первое действие, однако, по пятибалльной системе я поставила бы ему тройку с плюсом. Вторую картину он, скорее, сыграл, чем спел. «Прости, небесное созданье» иногда просто было не слышно. Грузин, возможно, слишком громыхал; но Поповская на протяжении всей картины звучала прекрасно. Вообще – мне очень хотелось бы узнать мнение об этом спектакле человека, который сидел где-нибудь в другом месте – на ярусах или в партере. Как там было слышно этого Германа? 

Картина "Бал у великосветского вельможи" прошла традиционно, если не считать того, с каким восторгом Герман взял ключ у Лизы. Он рассматривал его так, как будто бы этим ключом он скоро откроет ларец с сокровищами. Похоже, парень был уже давно болен... 

Сцену в спальне Графини Аксёнов и Дядькова провели в лучших традициях немого кино. Браво! Браво!

Дядькову я очень люблю. Видела эту певицу на сцене ещё в начале 80-х годов, когда она пела Ольгу, Ваню, Ратмира, Нежату и Фёдора Годунова. С тех пор слежу за ней пристально. Мне всегда нравился глубокий, красивый голос Дядьковой. Её Графиня оказалась властной, злобной старухой – на людях. Оставшись одна, Графиня теряет всю свою властность. Старая больная женщина, уже давно стоящая одной ногой в могиле – именно такую Графиню я вчера увидела. Её ария прозвучала тихо и печально. «Тихо» - не в смысле, что её было не слышно; «тихо» - в смысле, задумчиво…

Когда Герман, подкравшись незаметно к креслу Графини, произнес: «Не пугайтесь! Ради Бога, не пугайтесь!», старуха так стремительно выпрямилась и привстала, что по залу прокатился лёгкий смешок. Она-то как раз не просто испугалась, а очень живо отреагировала на реплику нежданного гостя. Потом Графиня медленно сползла по спинке кресла, села в него и обмякла(( Потом- стала беззвучно звать на помощь тех самых приживалок, которых сама же и выгнала… Только голоса у неё не было – от страха. Если Графиня Богачёвой поначалу даже с интересом смотрела на Германа, а Графиня Филатовой, услышав о трёх картах, с улыбкой стала мотать головой – мол, «это всего лишь шутка, анекдот», то Графиня Дядьковой ничего не слышала – ей просто было очень, очень страшно. Собрав силы, она всё-таки пыталась указать Герману на дверь, но, увидев пистолет, вдруг упала на кресло как подкошенная, и после судорог затихла.

Герман уже в этой картине предстал «спятившим». Аксёнов очень неплохо провёл сцену перед портретом, да и вообще понравился мне и игрой, и вокалом. Переигрывал, правда, в лучших традициях немого кино (особенно когда ползал на коленях у кресла Графини-)) Но ведь мы смотрели немую «фильму», не правда ли?-))

Даже не знаю, как построить свой дальнейший рассказ об этом спектакле. Не получается связного повествования!-((

В казарме мы увидели очень нестандартного Германа. Как полагается по режиссуре этого спектакля, Герман в третьем действии предстаёт перед зрителем без парика (кстати, парик Аксёнову, по-моему, не идёт). Сняв этот «аксессуар», певец буквально преобразился. Во-первых, сразу стало понятно, что Герман очень молод. Во-вторых, этот персонаж, как я уже написала раньше, распрямился. У меня было такое впечатление, что герой перестал ощущать себя «маленьким человеком»; он почувствовал, что может встать вровень с сильными мира сего.

Когда Герман увидел призрак Графини, перед нами был окончательно спятивший человек. Узнав три карты, герой плашмя рухнул на пол! Вот так прямо – стоял-стоял, и вдруг упал на спину. Надо признать – это было очень эффектно! Такие трюки подвластны только молодым стройным людям (в оперном театре, по крайней мере), к коим и принадлежит певец))) Возможно, кто-то из старшего поколения тоже может проделать подобное, но я такое видела на оперной сцене впервые. «Тройка, семерка, туз!» Герман повторял, свернувшись на полу «в калачик».

Сцена у Зимней канавки прошла очень хорошо в актёрском плане. Вообще, мне в этом спектакле очень понравилась Поповская, но как раз ария у Канавки прозвучала, как мне показалось, несколько натужно. Есть такое понятие – «русское сопрано», которое иностранцы употребляют в немного пренебрежительном смысле. Если не ошибаюсь, они имеют в виду форсирование звука там, где надо просто петь. Возможно, я не так понимаю это выражение, да и Бог с ним… Но Поповской иногда было просто трудно, и она «брала» ноты слишком громко.

Наконец, в игорном доме персонаж Аксёнова чувствовал себя королём. Естественно, до того момента, пока не понял, что всё проиграл((( «Что наша жизнь!» спел очень прилично, но, увы, не блестяще. В отличие от других исполнителей, после «Вина, вина!» этот Герман не делал глоток из бокала. Он отхлебнул из него перед вторым куплетом-)) И вообще – этот герой изо всех сил старался быть циником. Или – пытался сам себе внушить, что он – циник…

В последние минуты своей жизни этот Герман снова стал «маленьким человеком». Весь его цинизм куда-то «испарился»… Финальный хор игроков прозвучал как-то особенно проникновенно, как мне показалось.

Напишу, конечно, и о других исполнителях.

Во-первых, Лиза-Поповская. Очень понравилась мне эта певица во второй картине. «Откуда эти слёзы» спела, по-моему, замечательно. Выглядела хорошо. Присмотревшись повнимательней к её фигуре, я увидела, что Поповская – далеко не «тростинка» (в отличие, скажем, от Полины-Булычёвой). Но покрой её платьев был весьма удачен, и придавал этой певице стройность. Иногда она внешним обликом напоминала мне Милашкину – чуть-чуть-))

Во-вторых, Томский-Герелло. Чудесно играл, но пел, как мне показалось, просто хорошо, но не блестяще. Говорят, он давненько уже поёт не блестяще. Я-то его на сцене очень давно не видела, поэтому ожидала гораздо бОльшего.

Когда я увидела Елецкого-Гергалова, то поняла, почему Лиза влюбилась в Германа, а не в него (чаще бывает наоборот- Елецкий и моложе, и красивей Германа-:)) Удивительно нелепо сидел на нём костюм!((( Даже парик, как мне показалось, был каким-то кривым. В последней картине, в красном мундире, Гергалов смотрелся гораздо лучше. Пел хорошо – на своём уровне. Получил хорошие аплодисменты после арии, но «хорошие» - по меркам именно этого спектакля. Несмотря на аншлаг, публика в зале была индиферрентной, и реагировала на спектакль довольно сдержанно((( Зато декорациям аплодировала охотно-:) 

Булычёва-Полина играла хорошо. Пела тоже на своём уровне. Их дуэт с Лизой позвучал не слишком впечатляюще, но весьма неплохо.

Матаева в партии Прилепы дебютировала удачно (кто бы сомневался!). Понравился мне и Уманец, станцевавший Амура в пасторали. Сурин и Чекалинский (Воробьев и Балашов) были хороши.

Подведу, так сказать, итог-))

Герман у Аксёнова получился очень интересным – спасибо ему! Пел неровно, но весьма прилично. Хочется пожелать ему поработать над фразировкой. Например, у того же Галузина каждая фраза, пропетая или произнесённая (сцена с письмом Лизы в казарме), звучит осмысленно. Аксёнов пока некоторые слова просто «проглатывает», сосредоточиваясь, скорее, на внешнем рисунке роли, на сценическом движении. Продуманное сценическое движение – это замечательно, конечно. Но в опере всё-таки вокал должен быть на первом месте! По крайней мере, так было до недавних пор. И потом – не все  любят немое кино так, как я-)) Так что надо и над сценическим поведением поработать.

Из театра вышла в прекрасном настроении! Увидела такой знакомый, казалось бы, спектакль совсем другими глазами. Очень рада, что нашла в себе силы посмотреть именно эту «Пиковую даму» - в Международный день театра, между прочим-))

Фотографии с поклонов:
 
Аксёнов, Поповская, Грузин, Дядькова

Они же - чуть крупнее

Грузин, Поповская, Дядькова, Герелло, Гергалов, Кузнецов (Нарумов), Балашов

Галантный Герелло пропускает всех вперёд (справа -  Кузнецов-Нарумов, почему-то задержавшийся на сцене дольше всех). Обидно, что ему единственному из главных  исполнителей не досталось букета(((
Tags: Аксёнов, Булычева, Гергалов, Герелло, Дядькова, Пиковая дама, Поповская
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments