ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

"Иудейка" Галеви в Михайловском театре 19 февраля 2010 г.


Итак, вторая попытка попасть на премьеру «Иудейки» оказалась удачнее первой.
Спектакль никто не сорвал, и начался он почти вовремя.
И всё же «бомба» сработала. За пять минут до начала спектакля партер был практически полупустым((( Я сидела на первом ряду второго яруса и видела совершено пустые ложи бельэтажа и первого яруса. Билетёрши агитировали всех спуститься в партер. Не знаю, кто как, а я не люблю слушать оперу из партера. Короче – я осталась на своём месте и не пожалела.

Справедливости ради стОит заметить, что на протяжении первых двадцати минут спектакля люди подходили и подходили, создавая совершенно ненужный шум(( В антракте я обнаружила, что зал практически заполнен под завязку. Но публика во многом была случайной. За мной сидели две тётеньки, которые не знали, кто автор оперы((( Были и такие, кто беспрерывно шептался даже во время арий(( В общем, увидели название – и решили зайти, толком не понимая, на что идут.

Оперу «Жидовка» Галеви (она же – «Иудейка», она же – «Дочь кардинала») я ни разу не слышала целиком, хотя записи её существуют в большом количестве. Ожидала сложных арий всех главных персонажей, грандиозных хоров. Ожидания оправдались.
Итак, пели:
Рахиль — Мария Хосе Сири, Элеазар — Вальтер Борин, Кардинал де Броньи — Гарри Питерс, Леопольд — Джан Лука Пазолини, Евдокия — Наталья Миронова, Руджеро — Юрий Ившин, Альберт — Юрий Мончак. Дирижировал – Петер Феранец. Режиссёр спектакля – Арно Бернар.

Сначала - о постановке. Программка поведала, что действие происходит в условной европейской стране в 30-е годы 20 века. На сцене регулярно показывали унижение евреев то ли военными, то ли полицейскими в красных рубашках. По-моему, так откровенно себя вели фашисты в Германии. Я не знаю, какова была обстановка в Италии, но подозреваю, что не такая. Можно было бы смириться с переносом действия в 30-е годы 20 века, если бы не постоянное упоминание об императоре и кардинале (фашисты, получается, были итальянские, потому что немцы - протестанты).
В общем, мне не понравилась эта идея – перенос действия оперы из 15 века в 20-й.

Суд над Рахилью почему-то проходил в помещении, где евреи сбиты в кучу молодчиками в красных рубашках. По моим понятиям, осуждать героиню явно должны католики (на протяжении всей сцены хор поёт "осуждающие" реплики). Сцена дурацкая - евреи осуждают еврейку, сами будучи в положении пленников. Или я чего-то не понимаю(((

Масса посторонних шумов сначала отвлекала от музыки, а потом стала откровенно раздражать. Посуда звякала слишком громко((( Людей швыряли оземь – тоже с грохотом. После арии Элеазара (спетой Борином очень душевно) сразу идёт «немая сцена» (т. е. без музыки) еврейского погрома, во время которой раздаётся жуткий свист. У меня на втором ярусе уши закладывало от этого свиста(((

Драка между Элеазаром и Леопольдом поставлена хорошо, но, опять-таки, мне было непонятно, как такой большой дяденька, как Леопольд (который, между прочим, военачальник) без какого-то особенного сопротивления падает на пол от удара Элеазара, который явно уступает ему в росте и комплекции. И вообще - герои постоянно бегали по сцене, падали ниц, бухались на колени и т. п. Несчастную Рахиль толкали, кидали на землю, хватали за руки. Перед началом спектакля по радио объявили, что Мария Хосе Сири получила травму на репетиции, и петь будет в фиксирующей повязке. Повязку я не заметила, хотя певица держала левую руку как-то странно. После первого появления Рахили на сцене я поняла, почему Сири получила травму-))

Декорации в спектакле не баловали нас разнообразием. Сцена в тюрьме превратилась в сцену в каком-то офисе, с письменными столами, с большой картой какой-то неизвестной местности. За столами сидели клерки и машинистки. В этот офис сначала пришла Евдокия (вообще-то по либретто она должна быть Евдоксией) умолять Рахиль спасти Леопольда, а потом и кардинал – умолять Элеазара открыть тайну спасения его дочери.

Сцена в доме Элеазара и сцена во дворце Евдокии превратились в «сцены за столом», только костюмы у участников были разные. Евреи были одеты в чёрное, Евдокия на празднике блистала красным платьем среди нарядно одетых гостей. В остальных сценах участники были одеты в костюмы обозначенной в программке эпохи – 30-х годов 20 века.

И всё же – в опере главными действующими лицами являются певцы)) Я так думаю, по крайней мере. Надеюсь, что режиссёр этой постановки – тоже))

Поначалу я была разочарована, особенно Элеаразом - В.Борином. Понимала, что просто так в Россию супер-звёзды не поедут, и ожидала просто хорошего, качественного вокала. По-моему, это тоже немало – качественный вокал. Борин начал как-то тихо и невыразительно. То ли прислушивался к самому себе, то ли нервничал. Рахиль-М.-Х.Сири тоже как-то не впечатлила. Я не спец, но в её пении ощущала банальную качку. Ну, поёт себе и поёт – без всяких откровений. Пригорюнилась я, если честно(( Потом Леопольд – Пазолини практически сорвал верхнюю ноту в первой же арии. Мужчина он солидный, большой, несмотря на «лёгкий» лирический тенор (Флорес мне сразу вспомнился; не знаю, есть ли у него в репертуаре эта партия). «Добил» меня и четвёртый иностранец – Г.Питерс в партии Кардинала де Броньи. Сиплый, глухой бас(((

В общем, приглашённые иностранцы в первом действии на меня никакого впечатления не произвели. Наоборот, я решила, что певцов пригласили самых «никаких». Честно скажу – ни о ком из этих иностранцев никогда ничего не слышала, ничего в их исполнении тоже не слышала (за исключением каких-то клипов на ютубе). Порадовали оркестр и хор. Вот это было здорово!

Начиная со второго действия, певцы постепенно "входили в раж", да и события стремительно разворачивались. Н.Миронова - Евдоксия появилась на сцене в нижнем белье, почему-то в присутствии слуг, а не служанок. Пела она замечательно, по-моему. Сири-Рахиль распелась, и вдруг стало ясно, что она – очень хорошая, «крепкая» певица с мощным голосом. Качка куда-то пропала)) Главная героиня оперы страдала и любила неистово. Перед нами была сильная личность.

Распелся, наконец, и Пазолини. Леопольд удостоился хороших аплодисментов (тенор всё-таки!). Если бы не пара моментов, в которых он практически сорвал «верха», я бы могла сказать, что он пел замечательно.

До середины второго акта я никак не могла понять, что там такого страшного в партии Элеазара, пока он не запел "по-настоящему". Наисложнейшая теноровая партия! Финальная ария Элеазара взорвала зал – самой большой овацией в этот вечер.

Кардинал тоже оказался неплох. Перед нами был несчастный отец, у которого осталась последняя надежда – его дочь… Пел хорошо, хотя не могу сказать, что блестяще.

Очень понравился оркестр во главе с Феранецом, да и хор был тоже хорош. Публика прекрасно принимала спектакль. Жаль только, что иногда зрители начинали аплодировать прямо посреди арии ((
Интересно, кто будет петь эту оперу, когда иностранцы уедут?

Фотографии со второго яруса – какие есть.  

Мария Хосе Сири на поклонах 

Общие поклоны. Слева направо - половинка Ившина, Питерс, Феранец, Бернар, Сири, Борин, Миронова

Вынесли цветы 

Участниками спектакля были и дети 

Единственное фото, на котором хоть как-то видно Пазолини (крайний справа).

Tags: Борин, Иудейка, Миронова, Пазолини, Сири
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments