ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Жизель 21 марта 2009 г. - Д.Вишнёва, М.Гомес

Настоящее зрительское счастье! Спектакль, который будешь вспоминать очень долго. Может быть, всю оставшуюся жизнь…

Я была потрясена. Меня вообще-то удивить трудно. Но, как оказалось, можно.

Сидела я в первой ложе второго яруса. Ложа эта - очень удачное место, если хочешь увидеть актёрскую игру, и не очень удачное, если хочешь посмотреть на кордебалет во всём его блеске. Кордебалет Мариинского театра я видела, слава Богу, много-много раз. На протяжении всего спектакля радовалась, что сижу так близко от сцены и вижу лица исполнителей.

Танцевали Д.Вишнёва – Жизель, М.Гомес – Альберт, И.Кузнецов – Ганс, А.Василец – Берта, В.Пономарёв – Герцог, Е.Баженова – Батильда, М.Хребтов – Оруженосец, М.Кондаурова – Мирта, К.Острейковская и О.Скорик – две виллисы, В.Мартынюк и Ф.Стёпин – па-де-де 1 акта.

Ганс Кузнецова – красивый, видный молодой человек (кое-кто из подруг Жизели наверняка тайно вздыхал о нём) появился на сцене спокойно и деловито. Ухаживания за Жизелью наверняка должны были привести его и эту замечательную девушку к алтарю – так он думал, полагаю. Но что-то его всё же тревожило… Кстати, выход Кузнецова сопровождался аплодисментами.

Выходу Гомеса зрители тоже поаплодировали. Альберт появился в сопровождении Оруженосца явно довольный собой. Сейчас-сейчас он увидит эту чудесную девушку! Оруженосец пытался его отговорить (все мизансцены были привычны, и Гомес ничего не стал менять). Уговоры Оруженосца были прерваны «отсылающим» жестом – очень красноречивым. Если в спектакле с Альбертом-Шкляровым Оруженосец Хребтова всем своим видом показывал озабоченность взрослого человека, вынужденного «пасти» легкомысленного юнца, то в спектакле с Гомесом этот Оруженосец был полон почтения к графу. На его лице читалось: «В конце концов, какое мне дело до твоих интрижек!».

Немного о внешности Марсело Гомеса – для тех, кто не видел этого танцовщика. Я выложила кое-какие фотографии, но они не очень удачные.

Что сказать? Мягко говоря, Гомес не красавец, да и фигура у него весьма средняя. Судя по послужному списку, выложенному на сайте Мариинки, ему 33-34 года (могу ошибиться). Артист с такой внешностью должен понимать, что для создания убедительного образа ему требуется тщательная психологическая проработка роли. С восхищением могу констатировать: Гомес роль проработал, да ещё как!

Благодаря этому гастролёру я увидела такой знакомый спектакль совершенно другими глазами. Опытный соблазнитель действительно увлёкся крестьянкой Жизелью. Эта девушка выглядела болезненной и какой-то отрешённой от мелочей жизни. Я наблюдала, как стандартные «ухаживания» графа, у которого за плечами была масса интрижек, незаметно для самого героя привели его к искреннему чувству. Сначала он примитивно пытался «лапать» героиню, брал её за руку и не отпускал. Потом, как-то незаметно для самого себя, стал всё пристальнее и пристальнее вглядываться в это чудное лицо.  В одной мизансцене Жизель подошла к Альберту, посмотрела ему в глаза… Она ТАК посмотрела, что даже у самого циничного соблазнителя что-то должно было ёкнуть внутри. Такую Жизель нельзя было предавать!  В сцене, когда Жизели стало плохо, Альберт бросился к ней с искренней тревогой. Жизель смогла на некоторое время убедить его, что «всё хорошо». Сцена эта очень понравилась естественностью поведения обоих героев.

Ганс Кузнецова в этой «Жизели» как-то меня не особенно тронул. Полагаю, что в другом спектакле я просто больше смотрела бы на него и прониклась сочувствием к этому персонажу. Меня вообще в этом спектакле занимали только два главных исполнителя, хотя я прекрасно понимаю, что все участники были на высоте. Просто мне ни до кого не было дела, кроме Жизели и Альберта…

Когда раскрылся обман, Альберт находился в состоянии ступора. Ведь он любил Жизель!

Сцена сумасшествия Жизели произвела сильнейшее впечатление. Вишнёва не боялась показаться нелепой и неуклюжей. Её Жизель даже ползала на коленях… Смотреть на эту несчастную девушку было больно. Увидев, наконец, протянутые руки матери, Жизель кинулась к ней; побежал к Берте и Альберт. Жизель повернулась к нему, протянула руки… и упала замертво. Вроде бы привычные мизансцены, но они были сыграны как-то пронзительно правдоподобно, и оттого впечатлили.

Отчаяние героя было беспредельным. Он бросился к девушке, пытался привести её в чувство… Поздно! Альберт и Ганс, как это положено по сюжету, принялись обвинять друг друга в смерти героини. У меня было такое впечатление, что Ганса тоже можно было бы записывать в покойники, если бы не Оруженосец. Он с большим трудом оттеснил Альберта, схватившего шпагу, от стоявшего на коленях Ганса, а потом еле-еле оторвал Альберта от бездыханной Жизели и увёл его прочь.

Второй акт прошёл лично для меня феерически. Кордебалет танцевал прекрасно, очень понравился выход Е.Кондауровой – Мирты.

А Вишнёва меня просто потрясла. Очень давно не видела её Жизель. Ожидала прекрасного выступления, но балерина превзошла все мои ожидания. Выход из могилы был исполнен превосходно. «Вертушка» и все последующие прыжки создали впечатление, что перед зрителями действительно бесплотная тень…

Во многом успеху Дианы способствовал партнёр. Да простят меня наши Альберты, но такого замечательного партнёра, как Гомес, у наших Жизелей нет. То, как он поднимал Диану, как медленно опускал её с верхних поддержек, как носил её в коде (когда Жизель кончиком пуанта касалась пола, чтобы снова взлететь) лично меня привело в восхищение!

В первом дуэте они, пожалуй, чрезмерно долго держали верхние поддержки. Здесь должна быть полная иллюзия того, что Жизель взлетает над Альбертом, а он пытается её удержать. Исполнители, однако, создавали впечатление, что Жизель застывала над Альбертом, а потом медленно опускалась на землю (здесь, как мне кажется, главная заслуга принадлежит партнёру – делал он эти поддержки шикарно!). В главном па-де-де второго акта они немного изменили привычный для Мариинки рисунок адажио. Гомес гораздо дольше, чем наши Альберты, держал Жизель на руках, продлевая иллюзию её полёта, и это было необычайно красиво и поэтично. В коде, когда Жизель в стремительных па-де-ша пролетает через всю сцену и исчезает в левой от зрителя кулисе, исполнители «урезали» музыку для Жизели и отдали концовку Альберту. Альберт устремился за своей возлюбленной в таких же лёгких прыжках. Впервые я видела такое исполнение этой чудесной сцены.

Вариация и кода Альберта мне тоже очень понравились, хотя мне больше нравится, когда исполнитель партии Альберта делает диагональ бризе. Гомес прыгал антраша (катр, по-моему).

Жизель Вишнёвой во втором акте действительно была мертва. На её лице застыла маска с «невидящими» глазами. Лишь иногда эти глаза как будто бы что-то вспоминали, и героиня чуть-чуть оживала… Когда пришло спасение, Альберт пытался поймать её. Но Жизель ускользала и ускользала из его рук. Это было необычайно впечатляюще! Она так и исчезла.... Мне кажется, что Жизель назавтра будет такой же безразличной, как и другие вилисы. С первым лучом солнца из неё ушла душа...

Мне очень понравились костюмы Вишнёвой в обоих актах. В первом акте она была одета в платье с палево-розовым лифом и юбкой таких же тонов, только очень светлую. Во втором акте мне понравились рукава-«крылышки».

Реакция зала на спектакль была вполне адекватной. Спасибо главным героям! Спасибо всем участникам спектакля! Вызовы были продолжительными, и оба главных героя, как мне показалось, даже немного были смущены таким приёмом публики.

А теперь – о грустном… Год назад Анхель Корейя – танцовщик явно не с «принцевой» внешностью по меркам Мариинского театра – заставил зрителей Мариинки взглянуть на балет «Лебединое озеро» совсем другими глазами. Его Зигфрид, наряду с блистательной Викторией Терёшкиной, был не просто равноправным участником спектакля. Он стал главным героем (не побоюсь этого слова), который «зажёг» партнёршу и способствовал её успеху.

Вчера «простой бразильский парень» Марсело Гомес, тоже не являющийся идеальным графом Альбертом чисто внешне, показал нашим Альбертам, как можно творчески подойти к такому знакомому всем спектаклю, как «Жизель». Рядом с таким партнёром замечательная Диана Вишнёва просто расцвела!

Неужели очередного потрясения от балетного спектакля я буду ждать целый год – когда опять к нам кто-нибудь приедет?

На сайте театра выложена биография Гомеса. Где он только не учился! И в Бразилии, и в США, и на Кубе, и во Франции. Результат – налицо. В каждой школе можно взять что-то такое, чего у тебя нет, и повысить своё мастерство.

Помню, как 20-летний Хулио Бокка рассказывал о своих учителях. К столь юному возрасту их у него было более двадцати!

Кто из наших артистов может похвастать такой творческой биографией?

Может быть, они считают, что учиться им не надо – и так хорошо? Или просто нет такой возможности?

P.S. Добавлено 24 марта.
Специально не стала исправлять свой пост. Прочитала, что Гомесу - 29 лет. Свои "вычисления" его возраста я делала на основе его послужного списка. Оказывается, он одержал свою первую победу на международном конкурсе в 16 лет! Так что у артиста ещё всё впереди.

Валерия Мартынюк и Филипп Стёпин в па-де-де первого акта. Станцевали неплохо, хотя поддержки "под ручку" не получились.

Финал первого акта

Поклоны после спектакля. Главные герои ещё не совсем вернулись в реальность...

Вынос цветов. Диана в них утонула. Марсело тоже получил два букета и сразу же положил их к ногам партнёрши.

Е.Кондаурова-Мирта на поклонах.

Диана, по-моему, осталась очень довольна приёмом зрителей

Занавес опускали, но его приходилось снова и снова поднимать. Овации не прекращались!

Поклоны ещё и ещё. Как мне показалось, оба главных героя даже были немного смущены таким горячим приёмом. И, конечно, довольны!


Tags: Вишнева, Гомес, Жизель, Кузнецов, Мариинка, Хребтов, балет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments