ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Category:

Балет Кировского театра 70-х-90х годов - Галина Мезенцева

Галина Мезенцева


 Это была моя самая любимая балерина. Сейчас, с высоты прожитых лет, я всё пытаюсь понять: почему? Она не блистала техникой, как Татьяна Терехова, не была красавицей, как Алтынай Асылмуратова. Она не танцевала стилистически безупречно, как Габриэла Комлева или Ирина Колпакова, не излучала добродушие, как Любовь Кунакова.

            Галина Мезенцева танцевала не так, как другие балерины – наверное, это было самым главным в её творчестве. Она умудрялась танцевать классику, не выходя за рамки академического танца, и в то же время вносить  в него какие-то свои, неповторимые нюансы. И она была замечательной трагической актрисой.

            Впервые я увидела её в телепередаче, когда молодую балерину представили в роли Одетты-Одиллии. Мезенцева показалась мне необычайно худой (даже слишком), и в то же время какой-то очень непохожей на других балерин в этой роли. Я тогда считала эталоном Майю Плисецкую. Ещё бы! Телевидение регулярно транслировало спектакли Большого театра, и чаще всего – «Лебединое озеро».
Потом был Московский международный конкурс артистов балета  (в 1977 году), на котором Мезенцева и Терехова завоевали для своего театра серебряные медали, проиграв киевлянке Нине Семизоровой и москвичке Алле Михальченко. Уже потом, в конце 80-х годов, когда в прессе стали появляться разоблачительные статьи, я прочитала о той совершенно несправедливой атмосфере, которая царила и на этом, и на других конкурсах в Москве. Ленинградских артистов «не пущали» на первые места после побега М.Барышникова – победителя Первого конкурса 1969 года.


            Да так ли уж это важно – какое место заняла Галина Мезенцева на конкурсе? Она вместе с В. Петруниным победила на конкурсе в Токио (в 1980 году). Конечно, это приятно и  для балерины, и для её поклонников. Но на сцену выходит, прежде всего, артист, человек, а не звание.

            Я увидела «Лебединое озеро» с Мезенцевой и Заклинским вскоре после Московского конкурса. Это был утренник для студентов (шли каникулы, и театр давал спектакли в будние дни по утрам). Боже ты мой, как встречали балерину! Какие овации были после спектакля! Не помню всех подробностей, но атмосфера была праздничной. Мезенцева была совершенно не похожа на Плисецкую – никаких волнообразных рук (у неё были трепетные, нервные руки).
            На протяжении всей карьеры Галины Мезенцевой я ходила на её «Лебединое», и каждый спектакль хоть чем-то, но отличался от других. Одетта была очень гордой, независимой, не слишком доверяющей Зигфриду. И она была настоящей королевой. Но были спектакли, когда Одетта становилась нежной и трепетной. С чем это было связано – не знаю. Возможно, всё зависело даже не от партнёра, а от настроения самой балерины. Одиллия очаровывала Зигфрида, завораживала его. Не помню ни одной злой  Одиллии.


            Существует запись спектакля «Лебединое озеро» 1986 года, где Мезенцева танцует с Заклинским-Зигфридом и Алиевым-Ротбардтом. Я не ходила на эту запись, но видела  первый спектакль «Лебединого» после травмы Мезенцевой, случившейся на репетиции «Асият» (Виноградов решил переработать «Горянку» - спектакль 1968 года). Мезенцева порвала ахиллово сухожилие. Это очень серьёзная для балерины травма! Мне приходилось читать, что прыжок пропадает практически на 100 процентов, даже после успешного лечения. От людей, близких к закулисью, я слышала, что травма была спровоцирована Виноградовым. Балерина чувствовала недомогание, отказывалась от репетиции. И тогда главный балетмейстер повёл её к директору театра – другого способа заставить её танцевать, наверное, не было! Я слышала, что треск лопнувшего сухожилия, раздавшийся в зале, поверг всех в шок.


Балерина долго лечилась, даже станцевала премьеру «Витязя в тигровой шкуре» в 1984(85?)  году (там всё было на полупальцах, и требовались, прежде всего, гибкость и актёрская игра). Но «Лебединое» долго оставалось мечтой поклонников Галины Мезенцевой.  Наконец, на каком-то утреннике её решили «выпустить».

            Зрители пришли на этот спектакль, что называется, «стройными рядами». Я всё гадала, заменит ли она фуэте (и так не слишком-то блестящие даже до травмы) на круг тур-шене. Но она пошла на фуэте (у меня сердце ушло – уж не знаю, куда) и сделала их! Конечно, её «повело» немного, но в целом всё было прилично. В спектакле чувствовалась осторожность, доселе мне незнакомая. И балерину можно было понять, конечно.

            Через какое-то время спектакль стали записывать на видео. Говорят, что французы заказали запись с Асылмуратовой, понравившейся им на гастролях в Париже. Алтынай тогда только начинала танцевать главные партии и была «не совсем крепка в ногах». Говорили, что Виноградов предпочёл Мезенцеву после травмы здоровой, но не очень умелой Асылмуратовой. Недавно я прочитала, что всё дело было в опасении главного балетмейстера: он боялся, что после такой рекламы, как видеозапись, Асылмуратову могли «переманить» на Запад.


            Как бы там ни было, но записывали пару Мезенцева-Заклинский. Заклинский был мужем Асылмуратовой, и он, конечно, хотел записываться с женой. На плёнке видно, какой он злой (особенно это видно на поклонах). Запись мне эта не нравится (я уже прочитала в Интернете, что некоторые балетоманы как раз смотрят эту запись после неудачных спектаклей в театре, как лекарство). Не нравится тем, что в  других спектаклях оба танцевали гораздо лучше. К тому же зрители, видевшие все дубли этой записи (а записывали каждый акт отдельно, а потом весь спектаккль целиком - всего четыре дня), говорили, что танцы часто прерывались оператором и режиссером - они всё время устраняли неполадки в аппаратуре. Тем не менее, я очень рада, что сохранилась эта плёнка.


            Вообще эта пара – Мезенцева и Заклинский – была моей самой любимой в Кировском театре. Они подходили друг другу по росту, и все поддержки им удавались на славу. Они нравились мне даже просто тогда, когда стояли рядом друг с другом. Замечательно смотрелись вместе в «Жизели» (есть записанный спектакль, кажется, 1982 года), особенно во 2-м акте. Прекрасно танцевали в «Спящей красавице» - не очень-то подходящем, как казалось, для Мезенцевой спектакле. В театре была традиция, по которой Аврору танцевали только миниатюрные балерины (Колпакова считалась эталоном по праву). Мезенцева, с её длинными тонкими руками и достаточно большим ростом считалась не совсем традиционной Авророй. Что ж, она действительно отличалась от других балерин. Но в ней была утончённость принцессы,  предчувствие беды в первом  акте, грусть во втором и бесконечный поток счастья в третьем! Одна моя знакомая – поклонница Комлевой говорила перед вторым актом: «Ну, сейчас Мезенцева будет страдать!». Кстати, в первом акте балерина блестяще справлялась в адажио с четырьмя кавалерами со всеми поддержками – руку подавала величаво, успевала убрать её и снова подать. В общем, придраться к балерине было трудно (но всё равно всегда находились те, кто придирался – такова уж была участь Мезенцевой в родном театре).


            Продолжение следует…



Галина Мезенцева и Людмила Семеняка в классе


Галина Мезенцева - Аврора 


Одетта



Одетта


Одиллия


Одиллия



Одиллия
 
Tags: Мезенцева
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments