ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Конёк-Горбунок 15 марта 2009 г. - Сомова, Сарафанов

Фестиваль начался для меня с «Конька-Горбунка» 15 марта, то есть со второго состава. Всегда любила ходить на первый спектакль, на настоящую премьеру. Но что поделаешь – так получилось…

Во многом на моё отсутствие в театре в первый день фестиваля повлияло самочувствие -:((( Как говорится, «меня сразила адская мигрень» (чем там дамы в 19 веке страдали? По-моему, как раз «адской мигренью»). Да и семейные обстоятельства были таковы, что бежать в театр просто было неудобно. В общем, я решила не дёргаться… Про мигрень пишу ещё и потому, что она преследовала меня и на «Коньке» 15 марта, и на «Красоте в движении» 16-го. 17-го просто пришлось взять передышку-:(((

Так что на мои впечатления во многом повлияла больная голова. Кое-что, судя по отзывам на форумах Мариинки, я вообще не заметила. Впрочем, обо всем по порядку.

Музыка Щедрина к Коньку мне всегда нравилась, особенно лирическая тема Царь-девицы. Когда-то Плисецкая выплывала павой под эту мелодию… Кстати, Майя Михайловна перед началом спектакля прошла в Царскую ложу и скромно села в первом ряду. Сел рядом с ней и Щедрин, но в антракте сразу же ушёл. А Плисецкая осталась. Кто-то из партера начал аплодировать ей, повернувшись к ложе. Зал подхватил овацию, и Майя Михайловна встала в «позу кланяющейся балерины», воздев руки над головой. Надо сказать, кланяться она всегда умела. И танцевать. Даже стОя))) В общем, «за те же деньги» зрители ещё и Плисецкую увидели (слышала я в антракте такое высказывание).

Поскольку я не видела первый состав, то и сравнивать исполнителей мне было не с кем. Танцевали: Л.Сарафанов – Иван-дурак, А.Сомова – Царь-девица, Г.Попов – Конёк-Горбунок, Царь – Р.Скрипкин, Спальник – И.Баймурадов, Кобылица – Е.Кондаурова, Кони – Ю.Смекалов и С.Попов (они же – Морские кони), Данило – С.Кулаев,Гаврило – М.Зюзин, Старик - А.Яковлев (1-й), Морская царевна – Е.Кондаурова. Кондаурова танцевала свои две роли и в первый вечер.

Сцена была оформлена в стиле К.Малевича. На чёрном фоне планшета сцены и задника зрители увидели огромный круг Луны. Весь реквизит – ярко-зелёный «диван» Царя, красный трон…Очень похожи на «Крестьянок» Малевича были и Мамки (загадочные персонажи, «крутившие любовь» с Данилой и Гаврилой, а потом кормившие из ложечки самого Царя! По крайней мере, одна из них – Я.Селина). Шкафообразные Данило и Гаврило с привязанными на верёвочках бородами (криво привязанными, причём в обоих спектаклях, как я успела узнать) рядом с щупленьким Иваном-Сарафановым казались ещё выше. Пластика Старика была предсказуема. Старик, кряхтя, ушёл рожь косить, а три здоровенных балбеса (ну, два; Иван «ещё маленький» - так в либретто написано) остались бить баклуши. Про двух старших братьев и Мамок я уже написала. Иван же поначалу просто смотрел по сторонам. Ему очень захотелось пойти на поле и поймать злодея, топчущего пшеницу (как рассказал отец). Данило и Гаврило не очень-то и хотели его ловить…

Кобылица-Кондаурова была необыкновенно хороша. Ей сделали красивую чёлку и гриву. Кобылица била копытами и брыкалась. Когда Иван получил от неё двух статных коней и Конька-Горбунка в придачу, Кобылица исчезла со сцены. На сцене были и Жар-Птицы обоего пола. Наверняка приём не нов. Но мне он показался очень уместным: и мужчины, и женщины были одеты в длинный «сильфидные» тюники, украшенные «перьями». Одно перо осталось у Ивана…

Следующая картина показалась мне очень спорной. Народ был одет в странные балахоны, расписанные «русскими берёзками». На мужчинах были цилиндры-картузы (сразу и не поймёшь, от какого модельера - русского или французского). Цыгане выскочили в футболках с изображением физиономий разной степени красоты и ужасности. Танцевали они какой-то странный, но всё-таки «цыганский» танец. Потом «в народ» пришёл Царь. Почему-то вспомнился Иван Васильевич Бунша. Говорят, в первый вечер неподражаем был А.Иванов. Скрипкин, скорее, был малохольным Царём. Главным при его дворе был Спальник – этакий жгучий брюнет с напомаженным прямым пробором и с пластикой нервного «латинос» (И.Баймурадов). «Серый кардинал» - Спальник подсказывал Царю, чтО ему делать, чтО приказывать Ивану-дураку. Поскольку Кони достались Царю за толику малую, а именно – за шапку Спальника, Спальник затаил на Ивана злобу…

Привиделась Царю Царь-девица. За ней-то Ивана и послали. Царь-девица во сне Царя была кокетлива, жеманна, «гламурна». Алина Сомова очень подошла под это определение – «гламурность». И коса-то у неё была длинная, и выступала она павой, и глазками «стреляла».

Ратманский интересно поставил все «путешествия» Ивана на Коньке. Танцовщики исполняли параллельные движения, соревнуясь в точности исполнения заносок, прыжков, разнообразных связок. Смотреть на это было интересно. Г.Попов, часто танцующий Шута в «Лебедином озере», а также иногда исполняющий партию Джеймса в «Сильфиде», как раз заносками славится. Ну, а Сарафанов – признанный виртуоз!

Иван Царь-девице приглянулся. А что? Парень-то он симпатичный и добрый… Они сплясали почти что «па-де-де». Потом Царь-девица спать захотела, зевнула и заснула («Может быть, Иван с Коньком ей что-то подсыпали?» - мелькнула у меня такая мысль). Девушку взяли за руки-за ноги, и так и доставили Царю. Царь так и обомлел! Спальник озлобился на Ивана ещё больше. В общем, девушка и здесь не растерялась - кокетничала с обоими (насчёт Спальника – не уверена; может быть, и с тремя кокетничала). Замуж за Царя ей не захотелось, и она потребовала достать ей перстень со дня моря. Естественно, по наущению Спальника за перстнем снова отправили Ивана.

Картина «морское дно» мне очень понравилась. В программке написано: «Там Жители морские своею морскою жизнью живут». Вот уж – точно сказано! Жизнь у них своя, и очень своеобразная. Они неспешно передвигаются в своём водном пространстве, неспешно переговариваются… Руки-ноги исполнителей колыхались, напоминая водоросли. Женщины легли на бок, обрамляя сцену полукругом. Я ждала, когда же они начнут делать взмахи руками, как Тени в баядерке; не дождалась! Ратманский вообще там и сям вставлял некие цитаты из известных балетов, но очень деликатно и действительно с большим юмором.

 Опять костюмы и для мужчин, и для женщин были с «сильфидными» юбками. На лифах «вверх ногами» были изображения лиц – как будто бы они отражаются… На гребне волны из Морских жителей возникла Морская царевна (Е.Кондаурова). Екатерине пришлось нелегко – её всё время поднимали, переворачивали и т. п. Но она выглядела невозмутимой Царевной. Иван с Коньком попросили её о помощи, и Царевна снарядила экспедицию за перстнем.

Говорят, на авансцене между группой мужчин - Морских жителей возникла драка. Как жаль, что я этого не заметила! Как и причины, по которой эта драка возникла.

Финальная сцена с прыганием Ивана в котёл, колдовством Конька, преображением Ивана из Дурака в Царевича, «варка» Царя, «венчание на царство» Ивана и Царь-девицы, отчаяние Спальника, который всё же нашёл в себе силы смириться с ситуацией и решил пристроиться к «новому начальству» - понравился необычайно! В конце спектакля было что-то вроде ревю. Сначала все построились как для групповой фотографии (в том числе и Царь; а что? Ведь это сказка!), а потом…. Потом началась сцена, которая вызвала у зрителей самые горячие аплодисменты. Сначала Царь-девица станцевала что-то вроде соло из балета Баланчина (многочисленные вращения в бешеном темпе), а потом Иван-Царевич (ну, не Дурак же?) вышел на середину сцены и «сбацал» всевозможные кабриоли, антраша и прочие прыжки с заносками, а после них – завертел туры в воздухе. Выходил он трижды, подбадриваемый Царь-девицей («Ваня, давай!» - говорили её жесты). Два раза останавливался, как бы понимая, что делает «что-то не то», а на третий раз разошёлся не на шутку и «выдал» блестящие, изумительно лёгкие прыжки!

Самое главное, по-моему, то, что этот спектакль нравится исполнителям, даже если у них маленькая роль. Возможно, Ратманский задумывал что-то другое, но в итоге изменил концепцию спектакля, потому что исполнители могли повести его совсем по другому пути Как бы там ни было, но лично мне чрезвычайно понравились Сомова и Сарафанов, а также Баймурадов, Кондаурова и исполнители совсем маленьких ролей Зюзин и Кулаев (братья). Да и все были хороши!

На поклоны, кроме исполнителей, выходили А.Ратманский, Р.Щедрин, М.Исаев (художник) и дирижер А.Репников, который заменил маэстро.

Говорят, в апреле «Конька» дадут ещё несколько раз. Обязательно пойду на первый состав!

Фотографии - какие есть...

Майя Михайловна кланяется публике (самое удачное фото; другие - ещё темее)

Финальное "фото на память": слева - Старик и один из Братьев (кажется, Зюзин-Гаврило), Царь-Р.Скрипкин, Иван и Царь-девица (Л.Сарафанов и А.Сомова), Конёк-Г.Попов, Спальник -И.Баймурадов, Кобылица-Е.Кондаурова и её Кони.

Поклоны. На переднем плане - Кони и Кобылица. Позади - Мамки и Братья в костюмах "под Малевича"

На поклонах  композитор и дирижёр

Участникам вынесли цветы; вышел на поклоны и художник М.Исаев (крайний справа, с такой же бородой, как у Данилы и Гаврилы)

Поклоны главных героев - Г.Попова. А.Сомовой и Л.Сарафанова
 
Tags: Баймурадов, Г.Попов, Конёк-Горбунок, Плисецкая, Сарафанов, Сомова, Щедрин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Recent Posts from This Journal