ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Category:

Встреча с Игорем Колбом в Театральном музее 26 марта 2018 г.

В живом общении этот симпатичный мне артист раскрылся с самых неожиданных сторон :)

В который раз убеждаюсь в том, что Театральному музею не очень хочется, чтобы на встречи с артистами балета приходило как можно больше народу. Никакой рекламы! Правда, у администрации есть оправдание: а ну как артисты в последний момент откажутся от встречи по каким-то своим соображениям? Что тогда делать?  Вот и приходится просматривать форумы, чтобы быть в курсе, потому что музей делает анонс в самый последний момент.

Встречу вела Юлия Клочкова.

Когда собиралась в музей, решила обязательно спросить Игоря о его работе над "Баядеркой" в редакции Вихарева. Я была на премьере этого балета, и очень хорошо запомнила Колба. Наверное, это был первый спектакль, в котором я обратила на него пристальное внимание. Конечно, я видела его и раньше, и не единожды, но всё-таки именно эта премьера (2002 года) показала, что в театре есть уникальный артист, способный на самые неожиданные перевоплощения. Кстати, спрашивать артиста о работе с Вихаревым мне не пришлось, потому что ведущая задала ему этот вопрос.

Но вернёмся к началу встречи. Колб довольно долго рассказывал, как он, собственно, попал в Мариинский театр. Родился он в Пинске, и его семья не имела никакого отношения ни к балету, ни к искусству вообще.  Мальчик перепробовал всевозможные кружки, но нигде не задерживался. Наконец, он попал в танцевальную студию, где за занятия приходилось платить немалые деньги - 25 рублей в месяц. Но родители решили, что их сын должен заниматься.

Вскоре из Минска приехали педагоги балетного училища, и посоветовали парню переехать в Минск. Это был сложный момент в жизни Игоря, потому что он раньше никогда не уезжал из дому надолго. В балетном училище была железная дисциплина, а он к ней не привык. И вскоре в родительском доме  раздался телефонный звонок: "Мама, забери меня отсюда!" :)

К чести мамы, она решила не рубить с плеча, и пошла к руководителю - Ю.Трояну (я помню этого артиста балета, они с Г.Бржозовской составляли очень известную балетную пару). Троян посоветовал оставить парня в училище, потому что у него были способности. Ещё Троян привёл в пример собственную историю. "Меня пять раз забирали, но я возвращался, и вот теперь сижу перед Вами в этом кресле".

Постепенно Игорь втянулся в учёбу, и стал делать успехи. На одном из выпускных курсов (кажется, на втором) его послали в Петербург на конкурс Vaganova-Prix, где он занял третье место. Белые ночи ошеломили его! К тому же, готовясь к своим выступлениям, он впервые увидел, как серьёзно другие участники конкурса относятся к своему делу: постоянно разминаются, разогреваются и т. п. "Мне всё давалось легко, и я никогда так интенсивно не занимался". На этом конкурсе Игорь Колб впревые понял, что балет-это колоссальный труд.
Ему очень захотелось снова вернуться в Петербург и стать артистом Мариинского театра.

Потом началась череда приездов-отъездов-просмотров-звонков-бесед. После одного из разговоров с Вазиевым, в котором тот сказал: "Ну что ж, приезжайте!", Колб решил, что его берут в театр. Но всё оказалось не так-то просто. Несколько раз, приезжая в Мариинский театр, он не заставал Вазиева. Приходилось снова возврпащаться в Минск. Учась на последнем курсе, Колб получил  приглашение танцеваль в Белорусском государственном театре оперы и балета. Ему даже гримёрку выделили! В свой первый сезон он станцевал Бенволио и Меркуцио в "Ромео и Джульетте" (в редакции Елизарьева), что-то ещё, и к тому же ему обещали Дезире.

И вот с таким "багажом" ролей Колб снова приехал в Петербург. На этот раз в кабинете сидел не только Вазиев, там был и Рузиматов. Услышав от Игоря список его ролей, Рузиматов промолвил: "Неужели Вы, молодой человек, думаете, что Вам в первый же сезон дадут станцевать Дезире на этой сцене?". По словам Колба, он не знал, куда деваться :)  Забегая вперёд, скажу: в свой первый сезон в Мариинском театре Колб всё-таки станцевал Дезире, и Рузиматов пришёл его поздравить :)

Хочется сделать небольшое лирическое отступление. В зале присутствовали жена и сын артиста, и, как мне показалось, его мама (пусть меня поправят, если это не так). Колб рассказал, что по крови он - белорус, но после того, как он побывал в Иерусалиме, ему показалось, что в нём течёт и еврейская кровь :) "Уж очень комфортно я себя там чувствую" - так примерно выразился Игорь :)

Рассказывая о себе, Колб был весьма откровенен в оценке своей внешности. Конечно, он танцевал всевозможных принцев, когда был молодым. Наконец, ему предложили Ромео. "Ну, какой я Ромео, с моей-то физиономией?" - так он тогда подумал. Фильм Дзефирелли с необычано красивыми актёрами стоял перед глазами, и артист категорически не видел себя в этой истории. Но потом на экраны вышел фильм с Ди Каприо, и тогда Колб понял, что он вполне может "примерить" на себя роль Ромео, абстрагируясь от красивостей фильма Дзефирелли, и в итоге станцевал Ромео в спектакле Лавровского.

Говоря о работе над "Баядеркой" с С.Г.Вихаревым, Игорь заметил, что Вихареву немного не хватило времени, чтобы довести спектакль до конца, иначе бы он имел такой же успех, как и "Спящая красавица" в редакции 1999 года. Нам показали вариацию Солора, которую Колб танцевал в необычном костюме - с большим тюрбаном. Я очень хорошо помню ярко-жёлтый костюм Солора в "Тенях" (это было очень необычно, надо сказать), а костюм с тюрбаном подзабыла (в вишнёвых тонах). Артист сказал, что слышал много критики в адрес художника, который решился надеть на Солора тюрбан. "Голова кажется непропорционально большой"- это было главным обвинением. Но ведь костюмы создавались по эскизам эпохи Петипа, и артисты императорских театров танцевали в этих костюмах! "Мне тюрбан нисколько не мешал" - заявил Колб. Кстати, жёлтый цвет костюма в "Тенях" появился у Колба ещё до премьеры реставрации Вихарева. Игорь ходил в Театральную библиотеку, смотрел эскизы, и заметил, что П.А.Гердт танцевал в "Тенях" в жёлтом костюме. Колб принёс эскиз на утверждение в театр, и ему разрешили отступить от канона. Кстати, в сети уже не раз и не два обсуждались костюмы ленинградских-петербургских Солоров, сшитых непонятно по каким правилам. Открытый живот, шальвары - всё это не имеет никакого отношения к Индии (правда, по большому счёту, вся "Баядерка" мало имеет к ней отношения :)). К тому же белый цвет в Индии - цвет траура, а наши Солоры часто щеголяют в белых одеждах, хотя самый распространённый цвет костюма Солора в наших спектаклях - голубой.
В общем, Колб проявил настойчивость, чтобы одеться в тот костюм, который ему показался более уместным в этом балете.

На вопрос, с какой партнёршей ему удобнее всего танцевать, Колб ответил, что каждая партнёрша что-то ему даёт, и он тоже старается дать партнёршам что-то новое. Для него очень важен контакт во время танца. "Иногда тебя ведут, иногда ведёшь ты".

Мне кажется, что самой интересной темой этой встречи была тема перехода Колба на так называемые вторые роли (артисту, между прочим, идёт уже сорок первый год). Колб с удивлением обнаружил, что... не знает спектакли, в которых танцевал принцев!  Он выходил в "Спящей красавице" во втором акте, и лишь приблизительно знал Пролог и первый акт. То же можно было сказать и о "Жизели". Ещё он обнаружил, что роли так называемых отрицательных персонажей - Мэдж и  Карабос - необычайно сложны, и не такие уж эти героини отрицательные :) Карабос в редакции Вихарева очень отличается от Карабос в редакции Сергеева. Ганс - необычайно сложный персонаж, к тому же там есть что танцевать. Первые спектакли дались Колбу тяжело, его Ганс постоянно натыкался на вилис, и норовил выдернуть шпагу у Альберта в неурочное время :)

Нам показали сцену Ганса и вилис, сцену прихода Северьяна на помолвку Данилы и Катерины в "Каменном цветке". О спектакле Григоровича Колб рассказывал очень интересно! Он согласился с многими старожилами театра в том, что новая версия "Цветка" значительно уступает первоначальной. И дело даже не в том, что что-то сокращено. Исчезли многие нюансы в поведении персонажей - вот в чём главная утрата! Увы :( Кстати, Колб рассказал, что решил обратиться к А.Гридину - первому исполнителю роли Северьяна, чем заслужил недовольство Григоровича. Конечно, Гридин многое уже не помнил, но всё же очень помог Колбу в плане психологии персонажа. Встречались они всего четыре раза, и всё время как-то на бегу. Игорь решил задать главный вопрос: что в Северьяне должно выйти на первый план? И Гридин ответил очень просто: "Ты должен выйти и показать, что ты здесь самый главный!" Кстати, Колб процитировал Гридина, который  в свою очередь процитировал Колпакову (первую исполнительницу роли Катерины), которая говорила Гридину перед спектаклем: "Ну вот, ты сейчас выйдешь, и все будут смотреть только на тебя!"

Сцена Севеьяна была снята с одной точки (запись нам показали техническую), но всё равно Колб произвёл на меня очень сильное впечатление. Когда Северьян только показался в дверях, а потом стал креститься на икону, Игорь произнёс: "Это самый трудный момент во всей роли!"

Ещё Колб рассказывал о своей работе над "Шурале" в постановке Якобсона. С хореографией Якобсона он сталкивался и раньше, и очень хотел сделать с Терёшкиной "Деревенского Дон Жуана". Виктория тогда только начинала свою карьеру, и ей были интерены совсем другие роли. Прошло семь лет, и они всё-таки сделали эту миниатюру, и имели шумный успех.
Как известно, премьеру "Шурале" станцевал Сергеев,  совершенно неожиданно для себя (он  сам так говорил на встрече всё в том же Театральном музее), потому что все другие исполнители травмировались. Кстати, Колбу сначала предложили Али-Батыра, но он отказался ("Ну, какой я Али-Батыр!"). Тогда его спросили, какую роль он хочет? И тогда артист ответил, что хочет станцевать Шурале.
Опять-таки, Колб считает, что Шурале - вовсе не "отрицательный" персонаж.

В самом начале встречи мы увидели фрагмент балета "Дивертисмент Короля" в постановке М.Петрова, и Колб сказал, что ему очень нравится танцевать этот балет.

Говоря о своей работе в Мариинском театре, Игорь Колб подчеркнул, что считает себя "ребёнком Вазиева" (образное, но очень точное выражение). При Вазиеве он получил главные роли. Когда Колб пришёл в театр, в театре шли две версии "Раймонды", потом появились две версии "Спящей красавицы" и две версии "Баядерки" - невиданная доселе роскошь!
И при Вазиеве в театре появился Форсайт.

Ещё нам показали "Лебедя" Сен Санса в постановке Раду Поклитару. Я была очень удивлена тому обстоятельству, что Колб впервые увидел этот номер в Минске в исполнении... Ивана Васильева, который даже ещё не закончил училище. Номер так понравился Игорю, что он попросил разрешения у балетмейстера на его исполнение.
Я видела Колба в этом номере, и даже не могла предположить, что поначалу артист ужасно стеснялся костюма, в котором ему приходилось выходить на сцену. А ведь так оно и было! Костюм действительно необычный, но всё-таки такой реакции артиста на этот костюм я не ожидала :) И он очень стеснялся смеяться (а в этом номере звучит смех). У Колба поначалу даже ноги сводило от волнения, но потом его убедили в том, что всё нормально :)

Вот сылка на ютьюб:
https://www.youtube.com/watch?v=VaNtc_PoYAM

Почему-то на ютьюбе ролик открывается, а у меня в журнале - нет :( Поэтому я не загружаю ролик сюда.

Ещё Колб рассказал о работе с В.Варнавой. Со слов ведущей, сам Варнава на одной из встреч в Театральном музее буквально пел дифирамбы Колбу, потому что с его лёгкой руки Варнава стал ставить номера в Петербурге.

Колб уже три года преподаёт в Консерватории, готовит балетмейстеров-репетиторов. Двое из его учеников  уже работают в Мариинском театре.

Артист ответил на вопросы зрителей о творческих планах. 16 октября в Александринском театре состоится вечер балета, в котором Игорь Колб, Евгений Иванченко и Данила Корсунцев станцуют новые для себя балетные номера, поставленные современными хореографами. Конечно, он пригласил всех присутствующих прийти в театр на этот вечер балета.

Обязательно постараюсь прийти, если будет такая возможность :)

Tags: Колб, Театральный музей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments