ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Интервью Йонаса Кауфманна, данное Бернской газете 13.10.16 г.

Интервью опубликовано здесь:
http://www.langenthalertagblatt.ch/magazin/front/suesses-leben-bittere-pause/story/19346927
Сладкая жизнь, горькая пауза

Йонас Кауфманн находится в зените своей карьеры. Певец столетия из Мюнхена в альбоме «Dolce Vita» демонстрирует все возможности своего эластичного голоса.

Господин Кауфманн, у вас кровоизлияние на голосовых связках, и вы находитесь в вынужденном отпуске. Как это стало заметно?
Йонас Кауфман: Когда я почувствовал, что мой голос не хочет работать правильно, я решил, что это начало инфекции. Но медицинское освидетельствование показало тогда другое: препарат вызвал побочный эффект – во время пения лопнул сосуд на голосовых связках.

Как долго должна длиться пауза?
Никто не может это предсказать, всё зависит от процесса заживления. Вполне возможно, что через десять дней все снова придёт в норму, или для этого нужно больше времени. Нужно только набраться терпения. Во всяком случае, о пении можно будет подумать только тогда, когда гематома полностью рассосётся.

Это как-то заметно внешне?
Как по синяку на руке, здесь так же можно узнать по цвету, насколько продвигается исцеление. Это такой же процесс, с той разницей, что на голосовых связках повреждения мельчайшие, сравнимые с сосудистыми звездочками на ногах.

К сожалению, это звучит на данный момент как «сладкое безделье». Где для вас начинается «сладкая жизнь» в Италии?
В эспрессо-баре. Я являюсь горячим поклонником кофе и сладостей. Этот момент, когда  эспрессо течет в чашку как густой жидкий шоколад, просто входит в мою утреннюю программу. Поэтому у меня дома есть все, что нужно для хорошего эспрессо. Но хороший эспрессо-бар в Италии - это еще и особая атмосфера.

Вы с юности связаны с Италией, и подтверждаете магическую силу притяжения этой страны. Альбом «Dolce Vita» был запланирован давно?
Да, но, как и в большинстве проектов, связанных с записями, время их публикации зависит от планов звукозаписывающей компании. И, видимо, начало нового сезона для записей классики является оптимальным.

Вы поёте сочинения  Лучо Даллы через  Леонкавалло до Эрнесто де Куртиса. В вашем творческом багаже есть "вечнозеленые" хиты, которые были написаны для звездных теноров прошлого. Как происходил выбор?
Я имел личный виш-лист, но он был значительно длиннее. Для этого понадобилось бы записать два компакт-диска (смеется).

Из чего вы исходили при отборе?
Мы не ориентировались на конкретную эпоху или только на неаполитанские песни. Мы хотели представить целую гамму классических песен 20 века, почти от Карузо до «Карузо», то есть - от Энрико Карузо и «Mattinata» до «Caruso» Лучо Даллы. И между ними разные хиты, такие, как «Volare» и «Parla più piano

Вы с вашей близостью к Италии, а также с успешными выступлениями в Ла Скала являетесь лучшим воплощением немецкого тенора, который преуспел на юге. В чём мюнхенцы и миланцы похожи, и что их разделяет?
Ну, это щекотливый вопрос. Я не хотел бы говорить, что типично для мюнхенцев, а что для миланцев.

Но вы знаете оба города очень хорошо.
Как уроженец Мюнхена, я, конечно, тесно связан с «Monaco di Baviera», и в художественном плане Мюнхен стал моим родным домом.  Несколько лет им был оперный театр Цюриха. С момента моего дебюта в партии Лоэнгрина в 2009 году это именно Баварская государственная Опера. Но у меня также был замечательный опыт в Милане.

Вы чаще открывали сезон в Scala.
Открытие сезона премьерой «Кармен»  Бизе и «Лоэнгрином» Вагнера – это было для меня, конечно, большой честью. Но моя любовь к Scala простирается дальше.

Как далеко?
Моя первая оперная постановка в Милане состоялась в 1997 году. Это были «Così fan tutte» Моцарта с великим Джорджо Стрелером в качестве режиссера. Это было его последней постановкой, он умер незадолго до премьеры. И от него я узнал что-то существенное.

Что же?
Что никогда нельзя включать на сцене «автопилот»; наоборот – в каждый момент вы должны быть спонтанным, настолько свежим, настолько гибким, как будто бы вы играете роль в первый раз. Это буквально врезалось в мою голову. Сольный вечер 2015 в Ла Скала принадлежит к прекраснейшим моментам в моей профессиональной жизни.

Позднее это признали и итальянцы.
Конечно, я надеялся на то, что миланцы примут меня как немца, поющего Пуччини. Ведь я уже пел там «Тоску». Но такого энтузиазма я не ожидал. Это было ощущение такого счастья, которое я не забуду.

Вы находитесь на пике своего творчества. Это бремя для Вас, или страсть к пению перевешивает?
Страсть, любовь и восторг явно сильнее, чем всякого рода давления и нагрузки. Но я должен признаться: чем выше вы поднимаетесь по так называемой карьерной лестнице, тем разреженнее воздух, и тем выше будет давление.

И все мгновенно будет обсуждаться в соцсетях. . .
В эпоху смартфонов, где твой концерт уже на следующий день размещается на Youtube, в нашей профессии нужны действительно крепкие нервы.

Если посмотреть на пять лет вперёд: где Вы видите себя?
В прекраснейшем оперном театре, в хорошей постановке с замечательными коллегами, с режиссером и дирижером, которые извлекут из нас максимальный  результат.

Это довольно редкие моменты?
Бывает такое стечение обстоятельств, хотя не слишком часто; но если оно возникает, то можно почувствовать, какую огромную силу может иметь опера, и как этот вид искусства, частенько объявляемый мёртвым, по-прежнему движет людьми.

Когда мы сможем снова услышать Вас в Швейцарии в концерте или в опере?
Надеюсь, в ближайшее время. Но Вы должны учитывать, что я не могу предвидеть те события, которые хотят анонсировать оперные театры или организаторы концертов.
(Бернская Газета)
Tags: Кауфманн, интервью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments