ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Category:

Интервью Йонаса Кауфманна для радио BR-KLASSIK

Интервью помещено здесь:
https://www.br-klassik.de/themen/oper/interview-jonas-kaufmann-premiere-staatsoper-meistersinger-100.html


Йонас Кауфманн
"Штольцинг - как слон в посудной лавке"
05/10/2016 Леопольд Фридеман

Йонас Кауфманн  с 16 мая поёт в Баварской государственной опере в Вальтера фон Штольцинга в  "Нюрнбергских мейстерзингерах" Рихарда Вагнера.
Почему эта  роль ему симпатична, с каким балансом он должен справиться,  и как это бывает, когда ты должен  остаться на сцене один, он рассказал в интервью Баварскому Радио-Классик.

BR-KLASSIK: Господин Кауфманн, симпатичен ли Вам Штольцинг как персонаж?

Йонас Кауфманн : И да и нет. С одной стороны он, естественно, ведет себя почти как слон в посудной лавке. Все эти установленные правила и понятия действуют ему на нервы  таким образом, что он входит и думает, что может всего достичь  без труда и выиграть. Эта надменность, которую он проявляет по отношению к мастерам, немного навязчива. Сакс говорит об этом позже: «Он должен был от этого чувства избавиться – если уж кто-то родился мастером, то у него есть твёрдая почва под ногами». Но, с другой стороны,  он, естественно, очень мне симпатичен, потому что как  раз пытается избавиться от  старых привычек,  и при этом вообще ничего не думает о том, что может опозориться, просто потому, что он влюблен в эту женщину. Он говорит: "Для неё я сделаю все. Мне совершенно безразлично, куда я должен идти. Я сделаю это!" Важно также то, что это молодой человек. Буря и натиск: если его «подать» таким образом, то, полагаю, он очень симпатичен

DAVID BÖSCH как режиссёр «Майстерзингеров»

BR-KLASSIK  Режиссер Davidsch работает правильно?

Йонас Кауфманн: Это Вы его должны спросить! Конечно, я работаю над своей партией по бОльшей части сам. Я думаю, что Дэвид Бёш является таким режиссером, который, как  говорят  на «новонемецком» (Neudeutsch), обеспечивает вам «окружающую среду». В ней вы должны затем свободно плавать. Он не педант, который концентрируется на  каждой детали, но тот, кто скорее видит общую картину. С этой свободой, может быть, не все одинаково хорошо справляются, но я очень привык к так называемым актёрским режиссёрам. Тот актёр, который не знает ничего другого,  вероятно, пришел бы в состояние бешества, если бы вдруг получил от режиссёра указание, что именно ему нужно делать  и как он должен интерпретировать свою роль.  Мы знаем, что в опере таких меньшинство, нам всегда хочется, чтобы кто-то взял нас за руку и провел  через всю сцену. Лично я нахожу метод работы  Дэвида Бёша замечательным. Я действительно сначала должен хорошо подготовится к партии,  чтобы суметь её хорошо интерпретировать - в музыкальном плане - и тогда, наверное, уже можно будет продумать, каким я вижу этого персонажа  сценически. И когда получаешь такую основу, то опираешься за неё.

BR-KLASSIK : Г-н Кауфман, как Вы создаете эту партию вокально? Штольцинг довольно много занят во всех трех действиях.

Йонас Кауфман: Да, там есть что петь. Там есть несколько  арий,  и нужно осилить несколько трудных мест, конечно же. Один-два приступа бешенства требуют почти достоверной пантомимы, но я думаю, что - по крайней мере, на данный момент, если не случится что-то неожиданное -  я освоил это достаточно хорошо. Я чувствую себя в этой партии очень хорошо, и я стараюсь достигнуть равновесия: с одной стороны, представить, конечно, Вагнера со всеми его деталями и тонкостями, и с правильным текстом - что не так просто, потому что этот гимн существует во множестве разных вариантов, что вы  не знаете, где находитесь прямо сейчас; а с другой стороны, я полагаю, прежде всего надо принимать красоту этой музыки. Вагнер  проделал большую работу в "Майстерзингерах", создал так много нюансов и деталей. Если вы привнесёте в голосе и фразах романтику  молодого любовника, то это - хорошее сочетание.

Йонас Кауфман о Кирилле Петренко

BR-KLASSIK : В какой форме  Вы получаете в этой работе поддержку главного дирижера Кирилла Петренко?

Йонас Кауфманн: Ну, в любой форме, я сказал бы. У Кирилла Петренко есть как раз невероятный талант уметь и то и другое: он прекрасно может и организовывать, и проводить  репетиции. Это просто невероятно, как часто он находит в, казалось бы, превосходном целом отдельные, маленькие детали, которые еще надо довести до совершенства, которые еще можно изменить и улучшить. И когда дело доходит до исполнения, то все это можно будет забыть, и речь идет только лишь о музыке, о радости, о полном удовлетворении. Это вовсе не придирчивый критик,  а страстный  любитель музыки, который вдохновляется идеей  сделать всё как можно лучше. Эта комбинация действительно гениальна.

Венская «Тоска-скандал»

BR-KLASSIK :На нашем сайте есть многократно  просмотренное видео от Венской государственной оперы, с этой пресловутой «Тоски». Вы дважды пели арию Каварадосси "E Lucevan Le Stelle", а затем сопрано Анжела Георгиу не вышла на сцену, и вы реагировали очень спонтанно.  Что произошло?

Йонас Кауфманн: Что происходило на самом деле, вы должны спросить у неё самой. Я тогда  действительно наслаждался ею как партнёршей на сцене в оставшуюся часть вечера, а потом не сказал ей ни слова об этом. И она, видимо, не считала необходимым комментировать это снова. Это смешная ситуация. У нас за неделю до этого выступления уже была ситуация, когда  я спел этот бис, поскольку публика несколько минут аплодировала,   и  уговорила снова спеть арию – такое в карьере нечасто встречается.

У меня это было однажды также в Вене, в "Вертере", несколько лет назад. Это были единственные два случая, когда я должен был повторить арию. И теперь, неделей позже,   я сказал дирижеру: нет, мы не будем бисировать, потому что мы не хотим, чтобы история повторилась. Это нужно обдумать, потому что  в противном случае вам придется делать это каждый раз. Пришли к тому выводу, что  в отношении  коллег нужно проявлять уважение, и партнёрша намекнула, что другие не должны ждать -  и поэтому я хотел избежать дальнейших неприятностей. Но после шести минут аплодисментов, с  топаньем  и  улюлюканьем, я не мог это предотвратить, и мы бисировали арию. И, к моему изумлению, после биса я не увидел перед собой партнёршу. Почему -  я не могу сказать. Я был очень удивлен. Это один из тех моментов, когда вы теряете дар речи. Я говорю это чисто символически, потому что даже в такой ситуации я найду, что сказать.

Интервью  Fridemann Leipold для BR-KLASSIK.
Tags: интервью
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments