ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Category:

Бенефис Игоря Зеленского 12.11.2008 г.


Я давно не видела Игоря в полноценном спектакле. К сожалению, последние мои впечатления от его танца были очень неоднозначные. После травмы он не выполнял верхние поддержки в «Лебедином» и «Баядерке», хотя сам по себе танцевал хорошо.

В общем, я решила сходить на эту программу скорее из уважения к прошлым заслугам танцовщика; увидеть что-то неординарное в его исполнении не надеялась… Тем более что танцевать он собирался знакомые мне спектакли – «Аполлона» и «Шехеразаду» (знакомые в его исполнении).

Как же я ошибалась!

Зрительный зал был заполнен едва ли на три четверти. Не понимаю, как администрация театра работает со зрителями? Неужели руководству всё равно, сколько народу придёт на спектакль? Почему на этот вечер расценки были такими «убойными»? Ведь на балеты Фокина, например, цены совсем другие. Одно порадовало – что все желающие увидеть Зеленского могли попасть в этот вечер в театр.\

«Аполлон» показывали чуть-чуть «урезанным», без первой мизансцены с Латоной; не было и декорации – «вышки» с лесенкой.

Это был тот случай, когда артист с первой секунды не дал усомниться в том, что перед зрителями – настоящий Аполлон. Я неоднократно слышала от разных людей, что им скучно на этом балете. Причем говорили это и искушённые балетоманы, и люди, редко ходящие в театр. Признаюсь – и я иногда скучаю на «Аполлоне». Но только не в этот раз!

 Музами были Терёшкина, Селина и Никитина – выпускница 2008 года. Все танцевали хорошо, но в этот вечер я почему-то постоянно ловила себя на том, что меня интересует только один исполнитель – Зеленский. Да простят меня другие участники этого вечера!

В исполнении Игоря каждое движение Аполлона казалось простым и логичным. Он привлекал к себе внимание не головокружительными пируэтами, не феноменальными прыжками, а гармонией всего своего облика.

 Второе отделение – балет «Шёпот в темноте» на музыку Филиппа Гласа в постановке Эдварда Льянга в исполнении артистов Новосибирского театра был очень хорошо принят зрителями. Три пары, меняя друг друга, собираясь вместе, разбегаясь в разные стороны рассказывали … о чём? В программке написано, что идея балета – в мыслях и чувствах за гранью человеческого восприятия. Наверное, так оно и естьJ)) Очень интересно было освещение этого балета. Когда на сцене появились исполнительницы, я решила, что они – в носках. Потом, приглядевшись, разглядела ноги в мягкой обуви, которые освещались синим светом.

 Третьим балетом была «Шахеразада». Этот спектакль уже давно подвергается жёсткой критике, с того самого памятного дня, когда Изабель Фокина и Андрис Лиепа представили его российскому зрителю. Многие специалисты утверждают, что к Михаилу Фокину это действо имеет самое отдалённое отношение. Что ж, такова участь многих его балетов… Сам Фокин на протяжении всей своей жизни менял хореографию своих спектаклей – что уж тут говорить!

Я никогда не была особой поклонницей «Шахеразады». Конечно, когда Золотого Раба танцевал, например, Рузиматов, то все недостатки балета куда-то «улетучивались». Хорош был и Зеленский. Не помню, когда я видела его в последний раз в этой партии; но помню, что у меня осталось впечатление, будто бы какой-то золотой вихрь метался по сцене, пока его не зарезали…

Зобеидой перед нами предстала Полина Семионова. Мне понравился её грим, но не понравился костюм. Показалось, что шальвары надо было чуть-чуть поднять повыше к талии. Впрочем, это всё мелочи. Семионова была убедительна, но почему-то мои чувства не затронула. Запомнился момент, когда она подбежала к закрытой двери и на мгновение замерла. А потом – затрепетала, предвкушая встречу с Рабом.

Раб Зеленского появился как победитель. Возможно, это только у меня возникла такая ассоциация… Танцевал он превосходно. Приземления после прыжков были бесшумны; и вообще – этот герой напомнил мне пластикой леопарда (или пантеру). Почему-то пришла в голову мысль, что до пленения этот Раб сам был господином. Глупо… Не может этого быть! Персонаж, которого воплотил Нижинский, был игрушкой, почти зверьком. По крайней мере, сам Фокин, рассказывая в своей книге об этом балете, видел этого героя именно таким. Ида Рубинштейн – первая Зобеида – была выше ростом, чем Нижинский. Фокин пишет: «… создавая эту роль и видя в ней маленького Нижинского рядом с очень высокой Рубинштейн, я почувствовал, что он был бы смешон, если бы старался быть мужчиной. Движения маленького гибкого зверька почувствовались мне более уместными».

 Но какое это имеет значение, когда Раба танцует Зеленский – с его ростом, с его мужской энергетикой! Мне почему-то кажется, что сам Фокин остался бы очень доволен, увидев такого Раба.

 После спектакля были многочисленные овации и вызовы. Зеленскому вынесли огромную корзину цветов; были цветы и другим исполнителям, и более скромные букеты главному герою вечера.

 Очень хочется видеть Игоря в Петербурге чаще! Без него в Маринке стало… грустно, что ли…  


Поклоны после "Аполлона" -  Я.Селина, И.Зеленский, В.Терёшкина, А.Никитина



Поклоны после "Шёпота в темноте" - единственное фото, на котором хоть что- то видно...



 После "Шахеразады" - все участники и дирижер Б.Грузин



Цветы, цветы...


И.Зеленский и П.Семионова

Главный герой вечера чуть-чуть смущён, но доволен!

 

Tags: Аполлон, Зеленский, Семионова, Шахеразада, творческий вечер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments