ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль тридцать пять.

Глава, посвящённая общению с публикой, по сравнению с предыдущим изданием претерпела кое-какие изменения, но в основном текст остался прежним.

Представление после представления

Часы бесед и автографов

        Последний занавес, снятие грима, душ. Но вовсе не свободный вечер. Наступает то, что в театре называют «представление после представления»: часы бесед и автографов у артистического выхода. На эту часть своей работы певцы реагируют по-разному, в зависимости от своего состояния и темперамента. Очень часто это доброжелательная Chill-Out-фаза: мысленно певец еще не отошёл от роли, тело наполнено адреналином, и разговоры со слушателями проходят в том заторможенном состоянии, когда певец ещё не вернулся в реальную жизнь. Просто убежать в отель, чтобы там расслабиться в одиночестве – об этом не может быть и речи.

В другие дни – это просто надоедливый долг: усталый и голодный, певец больше всего хотел бы что-то съесть, а потом уйти в отель; но он берёт себя в руки, чтобы не разочаровывать свою публику. И только немногие певцы постоянно «сбегают» от этой суеты; в течение многих лет они разработали различные «стратегии», чтобы выйти из оперного театра неузнанными.

И Йонас Кауфман также иногда предпочитает заднюю дверь, если он договорился с кем-то встретиться после представления, чтобы поужинать, или если чувствует себя нездоровым. Однако принципиально он видит в таких «часах бесед» само собой разумеющуюся часть своей профессии. «Публика потратила пару часов своего личного времени, чтобы меня послушать, и сейчас я тоже хотел бы иметь для неё немного времени, чтобы её выслушать. Очевидно, это сильная необходимость – сказать мне о том, что у них на сердце, или просто пожать мне руку, иначе люди столько времени не стояли бы на холоде и не ждали бы. Просто пройти мимо них и сказать на ходу, что у меня нет времени – это для меня было бы очень непросто сделать».

Тот, кто хотя бы один раз наблюдал за Кауфманном в подобной ситуации, сразу бы увидел, как быстро он может приспособиться к своему собеседнику, будь то знаток, который говорит с ним на профессиональные темы, или женщины и мужчины, которые не делают тайны из того, каким привлекательным они его находят. Больше всего он рискует, когда к нему приближаются люди, не умеющие держать дистанцию.

Поскольку вместо автографов сейчас всё больше становятся популярными фотографии на мобильные телефоны, дистанция между артистом и поклонниками сокращается до минимума: для общего "селфи", которое можно разместить на Facebook, головы должны соприкасаться. По этой причине Йонас Кауфманн избегает находиться в непосредственной близости от поклонников в холодное время года. Риск подхватить вирус и из-за этого отменить ближайшие выступления слишком велик. Ему проще примириться с разочарованием поклонников из-за его отсутствия на служебном выходе после выступления, чем с их недовольством от отмены представления, которое нередко выражается в укоризненных комментариях на его странице в Facebook.

В эти часы общения с публикой он «подаёт» себя таким, какой он есть: никакого talking down («говорить свысока» по-англ.), никакого кокетливого отказа от комплиментов, никакой позы «Я служу только искусству!». Естественность, такая трудная для художников во всех отношениях - неотъемлемая часть его личности.


P.S. Жду подсказки в переводе "talking down" :))
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments