ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль тридцать три.

Продолжение главы о немецко-французских отношениях.

Гёте, Гуно, Массне

Тремя самыми привлекательными ролями французского репертуара для тенора являются изначально персонажи немецких поэтов. Фауст Гуно, Гофман Оффенбаха и Вертер Массне. Считаешь ли ты, что эти франко-немецкие связи удались, или ты здесь практически сидишь как будто между двух стульев?

Это зависит от каждого конкретного случая. "Гофман" Оффенбаха на меня действует как крепкий сплав, и я никогда не задумывался, в какой степени он немецкий, а в какой - французский. Даже если после начала франко-германской войны в 1870 году он был изгнан из Парижа как "враждебный иностранец", Оффенбах из Кёльна был гораздо более тесно связан с французской культурной жизнью, чем с немецкой; центром его жизни был Париж, и он был там не "переселенцем", но "одним из нас". И я считаю, что именно в "Сказках Гофмана" немецкая меланхоличность и французская фантазия образуют почти идеальный симбиоз. Я нахожу, что связь между Гете и французской оперой в "Вертере" Массне удалась гораздо лучше, чем в "Фаусте" Гуно.

Что касается главных героев и стиля, то "Фауст" Гуно довольно сильно удален от Гёте - что должно быть одной из причин того, что опера шла в Германии долгие годы под названием «Маргарита». Массне, напротив, раскрыл мир новеллы Гёте «Вертер» так многоцветно и разнообразно, как это только можно было желать. В этом отношении я чувствую себя, возвращаясь к твоему вопросу, не между двух стульев, а полностью дома. Хотя я должен согласиться с тем, что поначалу это было не так-то легко - переносить немецкий текст, который был знаком мне ещё со школьного времени, во французскую идиому. Нерешительность, восторг и размышление, переход в депрессию – для всего этого требовались разные краски, но музыка, естественно, очень мне в этом помогла.

Новелла Гёте вызвала в свое время волну самоубийств. Что такое Вертер в твоем восприятии? Настоящий неудачник, депрессивный или просто бедный парень, который погибает в любовной тоске?

Скорее последнее. Мне важно, чтобы публика чувствовала к нему симпатию, и сочувствовала ему. Если его воспринимают как неврастеника и неудачника, то тогда что-то не так с моим представлением этого персонажа. Потому что я нахожу его приятным, и я хотел бы, чтобы его так и воспринимали. Мой Бог, Шарлотта - это его первая большая любовь, и он страдает как собака, потому что он ни в малейшей степени не готов к боли безответной любви. Большая проблема этой партии - быть понятым сегодняшней публикой. Если вы уделяете слишком большое внимание его страданиям, то рискуете, что зритель подумает: «Хватит, ну возьми же себя в руки». Поэтому я обращаю внимание на то, чтобы другие грани его характера не были забыты: его религиозность (один ключевой момент - это молитва »Pere! Pere!« «), его тесная связь с природой и его неловкость в социальном общении.

А чему ты придаёшь особое значение в создании образа Фауста?

Я отдаю должное в вокальном и сценическом плане старому, смиренному Фаусту так же, как и молодому, или лучше: внешне омоложенному Фаусту, который появляется лишь в оболочке молодого героя-любовника. Мысленно он не может быть молодым, потому что после преобразования он не забыл свою прошлую жизнь и пакт с дьяволом. Он остается со своими знаниями и мышлением стариком, и испытывает то, о чем так мечтают многие: ещё раз стать молодым, но с опытом зрелого человека. То, что из мечты выходит кошмар, потому что что Фауст будет преступником и жертвой в одно и то же время – это нужно представлять правдоподобно, не только с актерской дифференциацией, но и с вокальной гибкостью. Здесь я подразумеваю не только повышение тесситуры, с баритонального начала до высокого C в каватине, но и многие различные тембры. Темные – для задумчивого, пожившего своё человека, а так же восторженную лирику в »Salut, demeure chaste et pure« и страсть в любовном дуэте. Партия с начала до конца так богата красками и нюансами, что я в моём репертуаре не хотел бы обходиться без неё.

Твой дебют в роли Гофмана запланирован на сезон 2016/17, и если я тебя правильно понял , ты еще не удалил из списка Энея в »Les Troyens«...

Нет, это очень утомительная роль, но имеются три хороших причины, чтобы её спеть: во-первых, я уже выучил её, и поэтому хотел бы спеть. Во-вторых, я снова и снова убеждаюсь в том, что сильнее всего совершенствуюсь, когда передо мной стоят трудные задачи. И, в-третьих, музыка Гектора Берлиоза уже много лет как вошла в моё сердце. Осенью 2015 года  я снова буду петь после очень  длинной паузы Фауста Берлиоза, и уже сейчас с нетерпением жду этого события.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments