ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль двадцать пять.

Глава о партиях в операх Верди.

Долгий путь к Отелло

Ты прошел долгий путь по произведениям двух композиторов: у Вагнера – от третьего стражника в "Парсифале" и Вальтера фон дер Фогельвейде в "Тангейзере" до Зигмунда, в операх Верди - от Гастона в «Травиате» и Фентона в «Фальстафе" - до Альваро в "Силе судьбы". Отелло запланирован на сезон 2016/17.

После записи альбома Верди я бы охотно спел его, это просто одна из самых захватывающих ролей всей оперной литературы, и какой тенор не мечтает о том, чтобы в один прекрасный день спеть Отелло. Но это также одна из самых опасных партий. Поэтому я сказал себе: лучше немного подождать. Кроме того, на тот момент Дон Карлос был самой «драматической» моей партии в операх Верди, и после неё просто нельзя штурмовать Отелло, потому что раньше надо спеть Радамеса, Манрико и Альваро.

Радамес запланирован на 2015 год, сначала в концертном исполнении в Риме, а после - сценически в Мюнхене. Манрико и Альваро ты спел впервые в 2013 году, обоих - в новых постановках Баварской государственной оперы. Каким был твой опыт с этими "героическими" ролями Верди?

Очень хорошим. Как ты знаешь, одномерные характеры категории »романтический любовник« не слишком меня интересуют, и уже хотя бы поэтому я нахожу обе партии очень благодарными. Mанрико не только любовник и боец, но также и жертва сложных отношений матери и сына. И это достаточно выражалось в инсценировке Оливера Пи, а по мнению некоторых зрителей, вероятно, даже слишком резко. Альваро - это снова абсолютный аутсайдер, метис, которого по расистским причинам отвергает семья его возлюбленной. Мартин Кушей разработал этот конфликт очень убедительно и с театральной точки зрения эффективно; я нахожу также, что основная проблема каждой инсценировки "Forza", а именно изображение военных сцен, решена хорошо: картинами и декорациями 9/11 и Abu Ghraib Кушей и Мартин Цеетгрубер перекинули мостик в наше время, и впечатляющим образом показали, что »Forza« Верди – это гораздо больше, чем опера с прекрасными мелодиями и «сырой» историей.

Каковы вокальные требования обеих партий?

В »Трубадуре« это, естественно, знаменитая Stretta »Di quella pira«, которую все ждут, и вместе с тем задают себе вопрос: споет ли он оригинальную версию, или он в конце пойдёт на верхнее до (С)? Stretta принадлежит к самым известным цирковым номерам оперной литературы, и тот, кто её поёт, неизбежно становится уязвимым. Безразлично, поют ли её таким образом, как она написана Верди, то есть без C, или её поют на полтона ниже, чтобы «выдать» ожидаемую верхнюю ноту, в некоторой степени освободив себя от стресса - в обоих случаях сообщается: »Ага, C он, пожалуй, не имеет!« И таким образом, вас оценивают по ноте, которую Верди не писал, и которую сегодня существенно труднее взять, из-за более высокой настройки оркестра, чем во времена Верди. В студии я спел оригинальную редакцию плюс C, но вживую я не хотел подвергать себя этому напряжению, тем более что в Мюнхене были запланированы обе строфы Stretta. Итак, я решился на транспонируемую версию, как и большинство великих теноров до меня - и тут же получил неприятную дискуссию о верхнем C в моём горле. Что вы можете сделать, если люди сосредоточены на таких вещах? Лично я считаю, что предыдущая ария »Ah si, ben mio« гораздо важнее; в ней Манрико «проявляет себя» по отношению к Леоноре: это чувствительный человек, который осужден играть героя. Кроме того, я считаю её одной из самых красивых арий, которые Верди написал для тенора.

Многие  тенора обходят Альваро стороной. Что так сложно в этой партии с вокальной точки зрения?

Переходы Passaggio! Кроме того, в этой партии героика и лирика тесно переплетаются, особенно в дуэтах. Если бы вы могли создать идеального виртуального певца для этой партии, то это была бы комбинация Карло Бергонци и Франко Корелли. Из всех ролей Верди, которые я спел до этих пор, эта самая требовательная, но также и та, которая удовлетворяет меня больше всего: я мог бы петь её каждую неделю. В Мюнхене я имел счастье петь с Аней Хартерос и Людовиком Тезье, и это действительно были незабываемые моменты совместного творчества. Тем больше мне было жаль, что при телевизионной записи я был не настолько в хорошей форме, как в первой серии.

Почему роль Карлоса среди теноров считается "не такой благодарной"?

Вероятно, в первую очередь потому, что у него нет большой арии. В этом отношении больше повезло другим героям: Элизабетте и Эболи, Филиппу и Родриго. Кроме того, оперу давали в течение многих поколений в традиционной четырёхактной версии, и, таким образом, решающие для роли сцены и грани характера Карлоса терялись. Самая обширная версия, в которой я был занят, была на Зальцбургском фестивале в 2013 году, и в этом случае уж никак нельзя было сказать, что главного героя обделили. Верди требует здесь всей шкалы - от самого тонкого пиано вплоть до крайней интенсивности. Особенно трудной задачей является "Lacrimosa" (смерть Родриго), сцена, которую обычно убирают, и которая по своей драматургии уже является первой ступенью к Отелло. И остальная часть партии Карлоса очень требовательна и в игровом, и в вокальном отношении; там столько аспектов, в которых нужно быть убедительным: его страдания, его несчастная любовь к Елизабетте, его конфликт с отцом, его неуверенность в себе и концентрация внимания на внутренних переживаниях. Карлос - это жертва в борьбе человечности против тирании государства и церкви. Хотя бы поэтому это одна из самых привлекательных ролей в моем репертуаре. И я люблю большие дуэты!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments