ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Два вечера в Баварской опере. "Аида" 4 и 7 октября 2015 г. - Стоянова, Кауфманн, Смирнова. Часть 1.

Это была, пожалуй, самая большая моя авантюра, связанная с оперным театром. Почему? Да потому, что "Аиду" в Мюнхене решили дать в Октоберфест - самый значимый для мюнхенцев праздник. В это время цены на гостиницы взлетают до небес :(
И именно в это время большой любитель пива Йонас Кауфманн решил дебютировать в родном городе  в роли Радамеса :).

Партию эту он уже спел на публике аж один раз - в Риме (о чём можно прочитать у меня в журнале), но это было концертное исполнение.
На этот раз певец подготовил не только партию, но и роль; причём он вводился в спектакль, который ставили вовсе не на него.

Итак, вот что написано на сайте Баварской оперы об этой инсценировке:

Musikalische Leitung - Dan Ettinger
Inszenierung - Christof Nel
Konzeptionelle Beratung - Martina Jochem
Bühne - Jens Kilian
Kostüme - Ilse Welter-Fuchs
Choreographische Arbeit - Valentí Rocamora i Torà
Licht - Olaf Winter
Chöre - Sören Eckhoff
Dramaturgie -Olaf A. Schmitt

А это состав на оба спектакля - 4 и 7 октября 2015 года:

Amneris - Anna Smirnova
Aida -Krassimira Stoyanova
Radamès -Jonas Kaufmann
Ramfis -Ain Anger
Amonasro -Franco Vassallo
Der König -Marco Spotti
Ein Bote -Dean Power
Eine Priesterin -Anna Rajah

Оба дня на ступеньках театра перед входом толпились жаждущие попасть в театр. Не могу сказать, что их было огромное количество, но таблички "suche Karte" ("ищу билет") мелькали тут и там. В среду на ступеньках у входа я узрела Барбару Хан (ведущую австрийского телевидения) и дирижёра Йохена Ридера - постоянного партнёра Кауфманна.
В общем, ажиотаж эта "Аида" создала большой. Конечно, большинство жаждущих попасть в театр привлекало имя Кауфманна, который уже несколько лет делает театру колоссальные сборы одним своим упоминанием в афише :) И зал оба вечера был забит до отказа.

Я уже изложила свои соображения о постановке в фейсбуке, но не все мои жж-френды туда захаживают :) Поэтому попробую написать свои впечатлления и здесь, в журнале.

Итак, оформление сцены можно назвать скупым. В принципе, в этом что-то есть. Сцена оформлена в бело-серые тона. В середине на поворотном круге сооружена некая конструкция, которая легко трансформируется, создавая фон для каждой из картин. При переходе одной картины в другую круг поворачивается, и исполнители иногда поют в движении.
Цвета спектакля - белый, чёрный, серебристо-серый, золотой. Потом в эту гамму добавляется красный - цвет крови. Вместе с эфиопскими пленниками приходят и синий, и кирпичный, и бордовый цвета.

Мы видим некое общество, жизнь которого подчинена закону: либо унижаешь ты, либо унижают тебя.Здесь принято приносить человеческие жертвы. Формально этим обществом управляет Царь, у которого есть дочка на выданье. Реально же всё решают жрецы во главе с Рамфисом.
Здесь нет места жалости и состраданию. Пленники - ничто; их могут просто прирезать, и никто от этого не содрогнётся. Женщины-пленницы могут лишь рассчитывать на то, что попадут к не слишком свирепому "хозяину", который не будет ежеминутно бить и насиловать. Кстати, сцену Амнерис и Аиды "украшают" танцы рабынь (жуткие, надо сказать): рабыни ползают и подпрыгивают, а приближённые к Амнерис женщины "тычут" в них веерами и какими-то стеками. А что?  Ведь это же рабыни, и их надо унижать.

Одеты все сообразно своему статусу: Царь, его дочь и их свита - в белые одежды с золотыми "украшениями" (беру это слово в кавычки, потому что они мало кого украшают на самом деле), жрецы во главе с Рамфисом - в чёрное, воины - в бело-серо-серебристую гамму (на воинах - серебристые кирасы). Как я уже упомянула, эфиопы одеты пестро.

На увертюре мы видим статистов. Воины держат женщин за руки, потом опрокидывают их в позу "лицом вверх". У женщин длинные волосы. Воины хватают их за волосы и обрезают им "хвосты". Стриженые волосы - символ рабства.

Далее мы видим шесть воинов, стоящих лицом к залу. Один из них - Радамес. Честно скажу: сидя в партере 4 октября, я не сразу узнала Йонаса :) ) Это - комплимент, потому что тенор, стоя рядом со статистами, не выделялся своими габаритами :)

Узнав, что сегодня боги назовут имя воина, которому доверят возглавить войско в битве с эфиопами, Радамес восклицает: "Ах, если бы это был я!" Кто он? Один из многих, судя по одежде и по тому, что находится он среди себе подобных. Вообще-то, по либретто Радамес - начальник дворцовой стражи; но у режиссёра на этот счёт, похоже, другое мнение.

На речитативе "товарищи" оставляют Радамеса одного. Скорее всего, они его побаиваются, потому что знают о любви к нему Амнерис. Ну, а как его "начальником" сделают? Короче, романс Радамес поёт уже в одиночестве. Он достаёт из-за пазухи памятную вещицу чёрного цвета. Сидя в партере, я приняла её за платочек :) Как бы не так!  На спектакле 7 октября я сидела аж на третьем ярусе, и именно оттуда разглядела этот "сувенир": это были женские волосы! Тот самый "хвост", который отрезали пленнице Аиде. Может быть, именно Радамес его и отстриг? И в это же мгновение влюбился :) Думаю, что так и было.

Амнерис спрашивает Радамеса, о чём он думает? Идёт диалог, и вдруг мы видим такую картину: появляется Аида, преследуемая двумя воинами. Радамес бросается на её защиту, даже ещё не разобравшись, кто перед ним (лица пленницы не видно, его закрывают волосы, пусть и не слишком длинные). То есть он защищает незнакомую женщину от насильников. Лишь приблизившись к ней, он узнаёт возлюбленную, и тотчас же делает ей знак, чтобы она никоим образом не показала Амнерис, что их связывает чувство.

Аида выделяется на фоне других пленниц. Она не подобострастна; она напугана, но достоинства не утратила. Чувствуется в ней внутренняя сила, но чувствуется в ней и нежность... В сцене с эфиопскими пленными она подбегает к трём молоденьким девочкам, распростёртым на земле, и пытается их утешить... Рамфис грубо одёргивает её - "Знай своё место!"
Когда отец заставляет её выведать тайну у Радамеса, Аида в отчаянии закрывает лицо руками. Она сопротивляется до последнего, но потом смиряется...

После спектакля мне подумалось: Аида и Радамес в какой-то степени не такие как все, поэтому они и полюбили друг друга. В обществе, где сильный унижает слабого, где человеческая жизнь ничего не стоит, оба не утратили чувства сострадания к ближнему.

Итак, наверняка с подачи Амнерис роль полководца выпадает Радамесу. Начинается обряд. Жрица взывает к Пта, держа в руках тазик с кровью. Кровь капает из перерезанного горла несчастного, не подающего признаков жизни... Вводят Радамеса в золотой кирасе - символе власти. На глазах его - чёрная повязка. Вокруг Радамеса начинают кружить жрицы. У каждой из них в руках меч. Довольно любопытный ход: это не Радамес выбирает меч, а наоборот - меч выбирает Радамеса. В какой-то момент возле будущего полководца остаётся одна жрица. Меч из её рук Рамфис вкладывает в руки Радамеса, и снимает с его глаз повязку. Тотчас же главная жрица, взяв тазик, окропляет мечи полководца и других воинов кровью.

Мы видим, как Радамес и его войско встречают врага (враг одет гораздо проще - в холщовую одежду), взмахивают мечами, и эфиопские воины падают. Кстати, в руках у них топорики на длинных рукоятках.

Ну, а что же Амнерис? Она поглощена своей любовью к Радамесу, и уверена в том, что любовь может быть взаимной. Смутные сомнения её всё-таки терзают, и Аиду она "держит в уме". Перед рабыней она красуется и так, и сяк - надевает свою идиотскую золотую кирасу и свою дурацкую корону, напоминающую ведро. В руках у неё - "портрет" (в чертах "портрета" угадываются черты одного известного немецкого тенора :)) Говоря сопернице о том, что она тоже любит Радамеса, Амнерис гордо показывает ей портрет "почти что жениха". Все, кто хотя бы раз видел балет "Баядерка", должны оценить этот режисёрский ход :))

Первое действие завершается сценой триумфа. По-моему, это самая интересная сцена во всём спектакле. Почему? Да потому, что самая печальная фигура в этом триумфе - сам триумфатор. Он появляется в золотом плаще - очень эффектно! И только когда Радамес подходит к рампе, мы видим, что и плащ, и кираса его в крови... Радамес идёт за наградой, с ужасом глядя на трупы и пленников, которых сгоняют на площадь. К нему подводят женщин - на выбор. Он их не замечает... Под знаменитые фанфары начинается вовсе не шествие колонн победителей; начинается очередное зрелище, так любимое в этом обществе: унижение одних людей другими. Воины вводят пленных, которые ползают, встают с колен и снова падают :( Пленных бьют плетьми (надо сказать, что это показано весьма условно).

А счастливые победители радуются возможности повеселиться! Радамеса встречают Царь (на золотых котурнах огромного размера) и Амнерис (на золотых котурнах пониже). За Амнерис стоит Аида, держащая золотой венец. Вся композиция напоминает пьедестал почёта, с той лишь разницей, что стоят они лесенкой :) Радамес подходит к Амнерис, и она, взяв венец у Аиды, надевает его на голову триумфатору. Естественно, сверху вниз :)

Амонасро поначалу не выделяется среди пленных, но вскоре Аида узнаёт отца. Далее следует весьма стандартная сцена Амонасро, который успевает шепнуть дочери, чтобы она его не выдавала.
Первое действие  заканчивается тем, что Амнерис на своих котурнах подходит к Радамесу, и они берутся за руки. Выглядит это довольно смешно, потому что "невеста" на полголовы выше "жениха" - из-за котурнов.

Продолжение следует.

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments