ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль восемнадцать.

Глава, посвящённая менеджерам Йонаса.

Земски и Грин

С 2008 года Кауфманна представляет Zemsky/Green Artists Management в Нью-Йорке. "Наряду с Кристианом Ланге, в Европе и США я был представлен несколькими менеджерами, и это было временами очень тяжело, так как, конечно же, все хотели иметь кусок от пирога; поэтому трудно было избежать конфликтов. И с конца 2007 года я решился передать свои дела одному агентству. Брюс Земски и Алан Грин всегда меня опекали, часто в ущерб своей финансовой выгоде, и это меня очень впечатляло".

Что касается оперы и классической музыки, то Алан Грин продолжает семейные традиции: его мать Беатрис (в девичестве Waghalter, в замужестве Freudenthal, Szejman и Green; 1913-2001), согласно некрологу в Berliner Tagesspiegel , была «певицей в неподходящее время», дед Ignatz Waghalter (1881 -1949) был композитором и первым главным дирижером в истории Немецкой оперы в Берлине. В1912 году, когда Waghalter открыл новый театр в Шарлоттенбурге оперой Бетховена "Фиделио", театр по-прежнему назывался "Немецкой оперой"; до 1923 года Waghalter дирижировал несколькими премьерами, в том числе, в присутствии композитора, немецкой премьерой «Девушки с Запада» Пуччини и мировыми премьерами трех собственных опер. В сезоне 1924/25 он был назначен в качестве преемника Joseph Stranskys музыкальным директором Нью-Йоркской филармонии, но всё же долго он там не продержался - тоска по Германии была сильнее, чем перспектива стать крупной величиной в музыкальной жизни Нью-Йорка. Нацистская идеология сделала его пребывание в Германии невозможным: в 1934 году Waghalter перебрался Австрию, а за несколько недель до «аншлюса» (»Anschluss«) он бежал с семьей в США. И для его дочери Беатрис эмиграция означала излом карьеры; однажды названная преемницей Fritzi Massary, она все начала сначала в Нью-Йорке. В конце концов, она пела там раз в неделю в течение получаса по радио как "Венский соловей". В 1954 году она вышла замуж за богатого бизнесмена Russell Green, и в этом браке на свет появился Алан.

Первое переживание в Мет, о котором может вспоминать Алан Грин, - это представление "Meistersinger" в 1962 году с Paul Schöffler, Ingrid Bjoner и Jess Thomas. Когда я ему говорю о подобных впечатлениях, он качает головой и вздыхает: »Как ты можешь знать это! Ты так же болен, как я.« Петер Зайфферт однажды говорил кое-что похожее, ссылаясь на свои первые выступления в детском хоре Немецкой оперы на Рейне: »С тех пор я был болен - болен оперой!«. Больной ли, или сумасшедший, или охваченный страстью,  молодой «оперный фанат», имеющий проблемы в школе, относительно легко чувствовал себя за кулисами. »Это мой внук«, говорил Рихард Такер жене Саре, когда они встречали молодого Брюса Земски на вахте Мет. Такеры заботились о »Standees« («стоящих зрителях») , они приглашали их к себе домой на вечеринки с бассейном и барбекю.

Как и Green, Zemsky также уроженец Нью-Йорка; они появились на свет в одном и том же году и, вероятно, провели самую большую часть своего учебного времени на стоячих местах Мет и возле проигрывателя. Как бывшие »Standees«, они очень рано познакомились с оперным бизнесом со всех сторон, а это неоценимое преимущество для дальнейшей карьеры в области актёрского менеджмента. После нескольких лет работы в различных агентствах, они вот уже 25 лет являются успешной командой в музыкальном бизнесе: "Zemsky/Green Artists Management". В их «реестре артистов», наряду с другими, Anja Harteros, Kristine Opolais, Eva-Maria Westbroek, Ramön Vargas, Marcelo Älvarez, Anita Rachvelishvili, Yonghoon Lee, Charles Castronovo и Ermonela Jaho.

»Должно быть, это было во время рождественского поста (Adventszeit) 2000 года«, вспоминает Zemsky о его первой встрече с Йонасом, »я опекал сопрано Кристину Галардо-Домэс, которая записывала сольный альбом в студии Баварского радио с Мюнхенским оркестром радиовещания. Когда мы поняли, что для записи сцены Виолетты »Sempre libera«,включающей в себя две фразы Альфредо «Amore, amor e palpito», нет тенора, кто-то сказал, он видел Йонаса Кауфманна в одной из студий. Я поймал его как раз тогда, когда он уходил. Тогда он жил еще в Цюрихе, и хотел заняться рождественским шоппингом. Но он дал себя уговорить спеть Альфредо - и тотчас же нам всем стало ясно: это певец, которого ни в коем случае нельзя упускать из виду. Итак, я спросил его о том, могу ли я сделать что-то для его карьеры в разных странах – хотя и он, и я были ещё связаны другими обязательствами. После того, как Алан и я стали работать самостоятельно, Йонас был, естественно, одним из первых, которым мы предложили генеральный менеджмент, и, к счастью, он согласился.«

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments