ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Category:

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль четырнадцать.

Продолжаем. Главка "Кастинг по типажу" немного переделана по сравнению с той, которая была в предыдущей книге.

Кастинг по типажу

Когда певца считают красивым и сексуальным, то это для него - противоречивые вещи: никто из тех, кто поёт, не хотел бы, чтобы его «слушали» только глазами. Как ты справляешься с такими оценками?

Это продолжалось довольно долго, пока я не избавился от этого «модельного имиджа»,  и тогда некоторые люди стали меня принимать всерьёз.   Конечно, в век DVD, веб-сайтов и клипов на ютьюбе никому из певцов не может быть безразлично, как он выглядит,  и насколько он достоверен, играя ту или иную роль. И, конечно, вам нисколько не повредит такая фраза в газете: "Он красивый и сексуальный".  Но когда речь идет только о внешности, и ничего не сказано о том, как сделана моя роль, я читать об этом не хочу. И одно должно быть совершенно ясно: возможно, с хорошей внешностью можно легче взлететь на вершину, но если ты хочешь удержаться на ней, то, конечно, нужно иметь соответствующую «голосовую» квалификацию».

Но: уже давно прошли те времена, когда можно было обойтись только качественным вокалом.

Пожалуй, это верно, и это тоже неплохо. Но так же точно нельзя обойтись  только актёрской игрой. Ведь опера - это музыка плюс театр. Просто не все певцы должны выглядеть как танцоры  или модели; наша профессия нуждается в совершенно различных типах. И речь  идёт, прежде всего, о достоверности в определенной роли, а не о красоте. Вот почему я предпочитаю роли, в которых больше характера, больше «углов» и «шероховатостей», чем в типичных партиях «латинских любовников» тенорового репертуара: такие, как Дон Карлос,  Дон Хосе или Дик Джонсон в опере Пуччини «Девушка с Запада».

Так называемый  кастинг по типажу часто приводит к  странному результату. Что ты воспринимаешь наиболее болезненно?

Если первоклассные певцы заменяются на посредственных, потому что они выглядят не так замечательно, или потому что  они менее «телегеничны». Или когда одаренной певице с самого начала отказывают в успешной карьере, потому что она внешне не соответствует сегодняшним масштабам. Во время моей  учебы была одна сопрано, которая пела превосходно, и которой в Оперной школе говорили: «Ты никогда не сделаешь карьеру (у Кауфманна – буквально «не станешь кем-то»), потому что ты слишком большая, больше, чем большинство теноров. Итак, забудь про это!» Но это же безумие! Кастинг по типажу, в конце концов, возникает от недостатка фантазии, и не только в театрах, а также у прессы и у публики. Ведь красота  оперы в том, что тебя погружают в иной мир, который возникает из фантазии и силы музыки. Это никакое  не «реалити-шоу», это волшебный мир. И если  в опере пытаются показать то, что мы видим в повседневной жизни,  это тоже может иметь своё очарование; но  опера  имеет своё волшебство,  музыка имеет свою силу, а исполнители – свои убеждения.

Тебя не будет беспокоить толстая Саломея?

Если у неё роскошный голос, и она прекрасно поёт свою партию, и при этом излучает эротическую силу, то меня не волнует, есть ли у неё фигура для танца семи покрывал или нет. И когда она в ладу с самой собой, то это тоже убеждает. Этот внутренний баланс есть до некоторой степени в каждом певце. Но если певица страдает от своего веса, то тогда она должна рассмотреть возможность взять свой вес под контроль.

Всеобщее отвращение к толстым певицам (“It ain’t over ‘til the fat lady sings”) привело к тому, что сопрано Дебора Войт должна была уменьшить себе желудок, чтобы иметь возможность изменить свой вес. И относительно стройные певцы говорят, что эта профессия нуждается в колоссальной дисциплине, чтобы сохранить талию. Почему это так, ведь пение – это по сути энергозатратный спорт, и у певцов – соответствующий расход калорий?

Я думаю, что всё связано с образом жизни. Спектакль спет, уровень адреналина зашкаливает, ты ещё полон сил, голоден и ищешь общения. Конечно, идёшь после представления подкрепиться. Всё это часто происходит уже после полуночи. Или ты опустошаешь мини-бар в отеле. Когда ты в поездке один, то часто тебя гложет разочарование. Это со мной происходило часто. Но, к счастью, мой вес до сих пор под контролем, и я не должен придерживаться диеты.

А регулярный спорт?

Я очень много плаваю, охотно совершаю прогулки по горам, каждый день занимаюсь йогой. Но я никогда не тренировался в фитнесс-студии. Наверное, я это бы делал, если бы мне это было необходимо – но без чрезмерных силовых тренировок, и, разумеется, без приёма анаболических стероидов. Это тотчас же сказалось бы на голосе, наряду с другими пагубными последствиями.

Быть певцом и иметь Sixpack – это взаимно исключает друг друга. Почему?

Потому что певец должен всегда быть максимально расслабленным и эластичным в диафрагмальной области. Преувеличенно сильная мускулатура живота при свободном, хорошо регулируемом дыхании, которое для певца обязательно - это, скорее, помеха. И в области шеи нужно всегда оставаться расслабленным. Чем больше ты сжимаешь мышцы,  чем больше они имеют тенденцию быть твёрдыми, тем меньше они могут вибрировать. Я не познакомился еще ни с одним тенором, у которого есть полностью натренированное тело и здоровый, большой голос.

По фигуре можно сказать: ты не тенор, а баритон.

Это много раз говорил мне один врач: «У Вас физиономия баритона». Типичный тенор – скорее невысокого роста, пухлый, немного коренастый, с короткой шеей. Ну, кто знает, может быть, я – баритон с верхними нотами. Но пока я могу петь теноровые партии, я буду это делать.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments