ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль двенадцать.

Выкладываю предисловие автора. Кое-какие сведения в этом предисловии оказались очень любопытными :)

»Скажи мне, когда, когда, когда ...«

Предисловие к новому изданию

Нашей первой большой совместной работой был телевизионный документальный фильм »Совершено обычный герой« по заказу SWR. Продюсеры Вольфганг и Барбара Вундерлих установили срок съемки на июнь 2008 года. Когда я смотрю фильм сегодня, меня сразу же охватывает фантомная боль. За несколько дней до начала съемок у меня случилась грыжа межпозвонкового диска, и я с трудом мог ходить и почти не мог спать из-за болей. Лучше всего было бы отказать продюсерам. Но я стиснул зубы, и отправился в Цюрих. Там Йонас Кауфманн репетировал новый спектакль - "Кармен" Бизе с Веселиной Казаровой. К счастью, съемки и интервью проходили безупречно, и химия между Йонасом Кауфманном и нами, кажется, возникла с самого начала. Затем мы сопровождали Йонаса на «Шубертиаду» в Шварценберг, и позднее, уже после записи лидерабенда с Йонасом и Хельмутом Дойчом, я очень радовался тому, что не отказался от этой работы.

Следующим совместным проектом была книга. Неоднократно издатели предлагали Йонасу напечатать его биографию, но его ответ был всегда одинаков: «Слишком рано!» Однако когда появились различные признаки того, что кто-то хотел писать книгу о нем без его согласия, он был вынужден действовать быстро. Он позвонил мне, и мы договорились издать его биографию в виде интервью. Почти в то же самое время издательство Henschel  выразило интерес опубликовать книгу о нем, желательно приурочив её к его дебюту в Байройте летом 2010 года. У нас не было много времени для того, чтобы отправить рукопись - всего несколько месяцев. В последние недели до крайнего срока были сплошной гонкой со временем. Но мы сделали это, и смогли прямо в день премьеры "Лоэнгрина" презентировать нашу совместную работу в книжном магазине в Байройте. Мероприятие пользовалось таким успехом, что книготорговцам в какой-то момент пришлось даже закрыть дверь магазина из-за нескончаемого потока посетителей. Конечно, радость была велика, и даже моя маленькая бестактность в конце мероприятия  не смогла омрачить её. Один из слушателей задал Йонасу именно тот же вопрос, который задала Ангела Меркель накануне вечером, на празднике после премьеры: «Есть ли у Вас   в планах русские партии? Ведь Германн в «Пиковой даме» был бы выигрышной ролью («Bombenrolle») для Вас!» «Я бы этого хотел», сказал Йонас, «но сначала я должен выучить русский язык». На что канцлер, смеясь, ответила: "Ну, дайте мне знать, если вам будет нужен репетитор". И на вопрос аудитории Йонас по смыслу дал примерно тот же ответ: "Прежде всего, я должен выучить русский язык". На что я сразу выпалил: "Но ты же со вчерашнего дня имеешь знаменитую преподавательницу!" Йонас, явно приведенный в замешательство, после некоторых колебаний рассказал о диалоге с федеральным канцлером. На следующий день во всех газетах было: "АНГЕЛА МЕРКЕЛЬ ПРЕДЛАГАЕТ ЙОНАСУ КАУФМАННУ ДАВАТЬ ЕМУ УРОКИ РУССКОГО ЯЗЫКА". Мы извинились в письменной форме за нескромность: нашим намерением не было делать себе рекламу с помощью её имени.

Наша работа была очень хорошо принята и публикой, и прессой. "Самая компактная, самая рассудительная книга об опере за долгое время", признавала пользующаяся хорошей репутацией музыкальная журналистка Эленора Бюнинг в своем обзоре в Франкфуртер Альгемайне Цайтунг.(FAZ).

В последующие месяцы я оставался в постоянном контакте с Йонасом и Маргарет Кауфманн. Они регулярно поручали мне журналистскую работу, и мало-помалу я взял на себя их работу со СМИ. Содержательная часть этой деятельности, которая, среди прочего, предполагает рассмотрение и утверждение фотографий, аудио- и видеозаписей, доставляет мне много радости; организационная часть - гораздо меньше. Такому желанному во всём мире художнику, как Йонас Кауфманн, очень нелегко удовлетворять постоянные просьбы об интервью, ток-шоу, фотосессиях и т.д., так как из желающих неизбежно выстраивается длинная очередь в «листе ожидания». Многие предложения Йонас с радостью хотел бы принять – если бы у него только было на это время. Cтроками, которые он часто напевает, являются не "E Lucevan le Stelle", а "Dimmi, quando, quando, quando ..." («Скажи мне, когда, когда, когда…»).

»У меня есть только один пирог, и каждый хочет получить от него кусок«, говорит он по поводу темы «Организация рабочего времени», пожалуй, зная, что никто не может отдавать должное всему и каждому. Но, вероятно, для него было бы лучше всего иметь столько пирогов, чтобы их хватило на всех. Он чувствует себя неловко, когда говорит «нет», конечно, опасаясь, что его сочтут высокомерным. И на бумаге многое выглядит чрезвычайно заманчивым: Рождественское шоу здесь, гала-ужин там, выдача премий с красной дорожкой... Ведь, как я всё это вижу, мы наблюдаем номер «мизинец - вся рука» (по-русски: «дашь ему палец – он всю руку откусит»- моё примечание), и тогда у меня срабатывает инстинкт самосохранения: «Теперь они должны хоть раз оставить его в покое», думаю я в такие моменты. Но, право же, это прекрасно, когда после всех трудностей жизни «отсюда - туда» всё проходит безупречно, и в конце дня каждый доволен результатом.

Записи на пластинки и киносъемки Йонаса – это для меня нечто из разряда «развлечение». В большинстве своём в этом участвуют Вольфганг Вундерлих (камера), его дочь Лена (кадры) и Маттиас Майнль (звук и 2-ая камера); мы - опытная команда, уже сделали несколько телевизионных документальных фильмов и видео-трейлеры с Йонасом, и это всегда делалось без малейшего напряжения - альбом Верди в Парме, Пуччини-альбом в Риме и наш самый большой на данный момент проект "Берлин 1930", или "Ты - мир для меня». Настроение, царящее в сессиях звукозаписи в легендарном Funkhaus в Берлине на Налепаштрассе, едва ли могло быть лучше.

«Вечнозелёные» шлягеры Франца Легара, Имре Кальмана, Эдуард Кюннеке, Пола Абрахама и Роберта Штольца всегда несут в себе хорошее настроение; любой может напеть их себе под нос.

Йонас пел эту музыку с удовольствием и так, как будто бы он ничего другого и не делал в последние годы. Это была программа, которая требовала от него все: от «Диванной куколки» Абрахама до «Песни жизни Шренка» Кюннеке, а это долгий путь. Первая вещь требует плюшевого голоса а-ля Питер Александр, вторая – оперного лирико-драматического тенора; Кюннеке написал "Шренка" для Хельге Розваенге, «горячей головы» (Heißsporn) тогдашних теноров, и в голосовом отношении эта песня, конечно, не менее требовательна, чем самая трудная ария Верди. Но так как Йонас несколькими днями раньше с честью спел в Мюнхене Альваро в "Силе судьбы" Верди, никто действительно не беспокоился: "Если кто-нибудь может спеть это сегодня, то только он!" После смехотворно малого количество дублей запись была сделана.

«Певец мне по сердцу» - так озаглавил Пласидо Доминго предисловие к нашей книге. Вместе с тем он говорит о том, как много художников, посетивших Йонаса Кауфманна после спектаклей или вечеров песни. Мэрилин Хорн, Рената Скотто, Хосе Каррерас, Шерилл Милнс, Барбара Кук, Эмма Томпсон, Элизабет Пейтон или Петер Базелиц - снова и снова у таких профессионалов, как они, есть потребность общаться с ним.

В свою очередь, Йонас проявляет большое уважение ко всем, кто в своей профессии добился высот, будь то инструменталисты, дирижеры, певцы, художники, архитекторы, футболисты или горнолыжники. Уже только поэтому он часто выглядит нестандартно, интересуясь самыми различными областями. То, что мы в наших дискуссиях для этой книги не смогли охватить все вопросы, и такие темы, как кинематограф, литература, футбол или искусство шеф-повара остались за кадром, говорит о том, что мы могли бы продолжать наши беседы ещё и ещё; но, к сожалению, это выходит за рамки биографии-интервью.

С премьеры предыдущей книги в Байройте прошло почти пять лет; пять лет с новыми ролями, программами песен и записями, пять лет с большим успехом, но также с кризисами и «точками минимума» - это было время для обновленной редакции книги. Всем, кто помог, я хочу выразить сердечную благодарность в этом предисловии: занятым приглашенным авторам, которые так великодушно предоставляли мне своё время; коллегам и соратникам Йонаса Кауфманна, которые способствовали тому, чтобы этот портрет художника имеет такие разные ракурсы.

Моя особая благодарность Марион Тунг, Алине Влада и Карин Якобс-Цандер за их помощь в критических ситуациях в социальных сетях; Ирен Ляйппранд за главу "Абсолютно нормальное детство»; Дороти Флееге за её усердие в обработке всех запросов; Алану Грину, Брюсу Земскии и Стефану Пеннартцу за взаимную поддержку;

команде Sony Music и Вундерлих СМИ, как и Йохену Ридеру за хорошее сотрудничество на проекте «Берлин 1930» - и, конечно, Йонасу Кауфману за оказанное мне доверие.

Томас Фогт, февраль 2015

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments