ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль одиннадцать.

Две последние главы книги. Кое-что дублирует предыдущую книгу.

Сравнения и образцы

Как ты реагируешь на сравнения с другими певцами?

Это зависит от того, лестно для меня сравнение или нет (смеётся). Да, конечно, я радуюсь, когда меня называют в одном ряду с Доминго, Корелли, Викерсом и Вундерлихом, когда меня видят, так сказать, продолжателем великих традиций. Я и сам люблю сравнивать – но не под девизом «Кто самый лучший, самый замечательный, самый потрясающий?», потому что я люблю в какой-то конкретной роли слышать самые разные интерпретации.

Например, Николай Гедда и Фриц Вундерлих. Оба – великие певцы, оба – образцы, и в то же время у них совершенно разные голоса и интерпретации. И было бы полным идиотизмом противопоставлять одного другому. Гедда пел на всех языках и в различных стилевых направлениях - и лирических, и драматических; он мог всё. И при этом его голос всегда оставался мягким и округлым. И эта лёгкость! Когда, например, слышишь его запись «Бенвенуто Челлини», думаешь: «Ох, да это же так удобно». Но когда я посмотрел ноты, то должен был сказать: «Да это же бомба!». Во всём, что пел Фриц Вундерлих, было столько любви и надежды, столько страсти и огня, как будто бы это были последние мгновения его жизни. Когда он пел, то он был не только стопроцентный артист, но он на сто процентов был человеком: его чувства находили отклик у слушателей, и между ним и аудиторией была невидимая связь. Самая «мелкая» музыка, самые примитивные тексты в его исполнении звучали так, как будто бы это – самое прекрасное, что есть на свете. Его запись «Гранады» я возьму с собой на необитаемый остров. Это просто невероятно – как он это поёт, это энергетический взрыв. Или возьмите «Das Lied von der Erde» («Песнь о земле»)! Этот экстаз при «Trinklied vom Jammer der Erde» («Застольная песня горя земли») звучит просто сумасшедше! Хотя бы один раз суметь так захватить публику, как это каждый раз делал Вундерлих – это было бы здорово.

А что ты скажешь о постоянном сравнении с Пласидо Доминго?

Я воспринимаю это как большой комплимент. Я восхищаюсь его энергией, грандиозным делом всей его жизни. Он - абсолютное исключение из любого правила. Мои сильнейшие впечатления связаны с его "Парсифалем" в Байройте. Всякий раз, когда он выходил на сцену, всё преображалось так, как будто бы чёрно-белый фильм вдруг становился цветным. Так я впервые действительно по-настоящему осознал, какое значение для сцены имеют харизма и обаяние.

В отличие от многих певцов, которые по возможности стараются во время подготовки новых ролей исключить любые "влияния", ты слушаешь при подготовке новых партий также записи своих предшественников.

Да, но предпочтительно не тех певцов, которыми я восхищаюсь. Потому что, когда что-то очень нравится, есть опасность пойти по стопам других исполнителей, и потерять свой собственный путь. Поэтому я предпочитаю слушать записи, во время которых я думаю: «Ну, это я могу сделать совсем по-другому». Или я слушаю множество очень разных записей, чтобы в моей памяти не закрепилась какая-то определенная интерпретация.

Бывают ли моменты, когда ты хотел бы иметь совершенно другой голос?

Сейчас уже нет. Но были времена, когда я очень хотел звучать как Вундерлих или Корелли. И когда имеешь некоторый талант к имитации, то пытаешься подражать тому звучанию, которое находишь таким замечательным. Но это, конечно же, самый быстрый путь к тому, чтобы потерять самого себя. А в положительном смысле: вы как певец не можете сделать ничего лучше, чем найти свой собственный голос. Потому что это, в конце концов, самое важное: можно узнать свой стиль и так развивать голос, что он станет неповторимым и уникальным. И еще: когда я был маленьким, и вместе с отцом слушал радио, то был очень удивлён, когда он сказал: «Это Германн Прей». Откуда он мог это знать, ведь он не слышал никакого объявления? После этого случая я всегда считал, что неповторимый голос можно узнать безошибочно. Это совершенно уникальное звучание, которое не обязательно должно быть самым лучшим, но которое всегда узнаваемо. И я полагаю, что именно тогда возникает то, что называют «душевным вокалом». К сожалению, сегодняшнее время этому едва ли способствует. Большая часть времени занятий посвящена технике. Хорошо, я нуждаюсь в технике, чтобы петь как можно дольше. Но кто из публики хочет слышать только технику? Я, во всяком случае, нет. Можно еще быстрее спеть колоратуры, и закрутить пируэты, на совершенно невозможных нотах три раза спеть крещендо и декрещендо – но если в это не вложена душа, то это меня оставит равнодушным. И, наоборот, многие великие певцы обладали такой выразительностью, что их слушатели вообще не думали о технике.

Пение и душа

"Вдохновенный" - это слово, которое сегодня вряд ли популярно.

Может быть, потому, что оно звучит для большинства людей слишком безвкусно. Но когда вы говорите о пении, это слово незаменимо - потому что оно обозначает то состояние, которого вы можете достигнуть не усилием воли, а случайно, не властью, а "бытием". Это при пении так же важно, как при стрельбе из лука (?) (у Кауфманна – beim Zen-Bogenschliessen). И певцу надо не бояться иметь дело с этими вещами.

Можно я тогда задам важный вопрос?

Что я думаю о религии? Я – верующий человек, и бывают моменты, когда я молюсь. Маргарет и я воспитываем наших детей в соответствии с христианскими ценностями. Я нахожу, что сегодня это имеет значение больше, чем когда-либо, чтобы остаток человечества не погряз в насилии и хаосе. «Нагорная проповедь» сегодня не менее актуальна, чем две тысячи лет назад: остановите распространение насилия! Хотя я вижу проблему и в институте церкви. Я скорее придерживаюсь принципа: «Когда двое или трое собираются во имя Моё, я – среди вас».

Ты католик или протестант?

Протестант. Мои родители в действительности не ходили в церковь регулярно, но они жили по христианским и гуманистическим законам, и это меня сформировало. Кроме того, большое влияние на меня оказала музыка Иоганна Себастьяна Баха. Причём у меня всегда были трудности в земной жизни с протестантской точки зрения. Всё это должно быть только подготовкой к переходу в другой мир; и эти самообвинения и самоуничижения… И гедонист во мне всегда завидует католикам, которые гораздо больше могут радоваться жизни.

Тема «смерть» для тебя – табу?

Больше нет – после смерти моего отца. Он был необычайно жизнелюбивым человеком, очень любил праздники, и люди всегда собирались возле него. Он умер, когда я репетировал «Ночь в Венеции» в Регенсбурге. Мне тогда было 25, и мне нужно было очень много времени, чтобы прийти в себя. Поскольку мне было очень плохо, я был вынужден совершенно сознательно справляться с этой потерей в одиночку. Например, в Тироле я совершал прогулки по горам в одиночестве, чтобы побыть один на один со своими мыслями. После этого смерть потеряла для меня свой ужас; я перестал её бояться. И с тех пор я знаю, как это важно - найти внутренний баланс и покой, быть в ладу с самим собой, заниматься йогой, читать книги, смотреть фильмы – или вообще ничего не делать. Просто надо дать душе отдых. Я уверен в том, что всё это отражается на моём пении. Все чувства, которые ты должен вынести на сцену и на концертную эстраду во время лидерабендов, в конечном счете, ты несёшь в себе. «Голос – это зеркало души» - так говорят. Это может звучать несколько высокопарно, но по существу это действительно так.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments