ivlae (ivlae) wrote,
ivlae
ivlae

Categories:

Книга Томаса Фогта "Тенор". Дубль пять.

Ещё одна маленькая главка, посвящённая опере "Манон Леско" и Антонио Паппано. Томас Фогт продолжает разговор о партиях в операх Пуччини.

Пуччини с Паппано

Рене де Грие в «Манон Леско», напротив, почти  одномерен: это мужчина, порабощённый своей возлюбленной.

Здесь привлекательность в том, чтобы показать различные стадии зависимости – от романтической влюблённости в самом начале до голого отчаяния в последнем акте. Но особенная трудность состоит в том, чтобы решить вокальные задачи этой партии, о которых Пласидо Доминго вынужден был сказать: «Ещё труднее, чем Отелло». Я не могу это обсуждать, потому что мой дебют в «Отелло» ещё впереди. Но, в любом случае, «Манон Леско» для тенора во всех отношениях сложнее, чем «Тоска». Партия требует полного диапазона - от лирического до драматического. «Guardate, pazzo son» - это испытание для каждого драматического тенора, и остальные сцены тоже.

В новой постановке в Лондоне ты работал над «Манон Леско» с Антонио Паппано. Можно ли сказать, что он – главный дирижёр в твоей жизни, если говорить об итальянском репертуаре?

Безусловно. Я чрезвычайно ему благодарен не только за разбор моих партий при их разучивании, но и за счастливые моменты на сцене. Наши совместные записи и выступления принадлежат к лучшим мгновениям моей жизни.  С ним не бывает стрессов, всё проходит спокойно, даже тогда, когда у него очень сжатые сроки. Он обладает  невероятной энергией, и я не знаю, откуда он её берёт. И в студии звукозаписи ему удаётся в кратчайшие сроки создать атмосферу творческого подъёма, как на спектакле. Так было, например, когда мы записывали в Риме большой дуэт из «Манон Леско» для альбома «Пуччини». Это было такое же напряжение, которое мы с Кристиной Ополайс пережили при представлении в Лондоне, хотя с тех пор прошло уже десять недель. Уже с первого такта пошёл такой драйв, что мы все подумали, что это можно так и оставить. К тому же рядом с ним чувствуешь себя в безопасности, так, как певец может только мечтать. Его отец был учителем пения, он вырос вместе с оперой и певцами, знает репертуар наизусть с детства, понимает его «нутром», дышит им, постоянно изучает его. Он великий музыкант и прекрасный друг! Тем больше я радуюсь нашей следующей совместной работе в Лондоне – «Андре Шенье».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments